ФОРУМ ЛЮБИТЕЛЕЙ СОБАК ПОВОЛЖЬЯ

Объявление

НАШ ФОРУМ ЯВЛЯЕТСЯ ИНФОРМАЦИОННЫМ РЕСУРСОМ,НЕЗАВИСИМЫМ НИ ОТ ОДНОЙ ИЗ ОБЩЕСТВЕННЫХ,КОММЕРЧЕСКИХ ИЛИ ЧАСТНЫХ КИНОЛОГИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ.
Форум посвящён собакам и их владельцам.Здесь Вы найдете массу полезной информации,посвященной всему,что связано с содержанием собак- кормлению, здоровью, дрессировке,выставкам,советам профессионалов,одежде для собак,общению друзей,единомышленников и оппонентов,вопросам разведения, и многое другое...ФOРУМ УЖЕ ДАВНО ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ ФОРУМОМ ТОЛЬКО ПОВОЛЖСКИХ ЛЮБИТЕЛЕЙ СОБАК.ТЕПЕРЬ ОН ОБЪЕДИНЯЕТ ТЫСЯЧИ СОБАКОВОДОВ СО ВСЕХ РЕГИОНОВ РОССИИ ,А ТАК ЖЕ СТРАН БЛИЖНЕГО И ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ! Но только зарегистрированным пользователям откроются ВСЕ возможности этого форума! Не стесняйтесь регистрироваться!
УВАЖАЕМЫЕ ФОРУМЧАНЕ! ВСВЯЗИ С ОГРОМНЫМ КОЛИЧЕСТВОМ ФОТОМАТЕРИАЛОВ,НА СТРАНИЦАХ НАШЕГО ФОРУМА РАЗРЕШЕНО РАЗМЕЩАТЬ ТОЛЬКО ПРЕВЬЮ ФОТОГРАФИЙ!
АКТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ДИСКУССИИ
Современное положение с керунгом немецких овчарок
Законопроект № 458458-5 "Об ответственном обращении с животными"- Благо или "как всегда"?
Обязательна ли профессиональная жесткость?
Почему многие заводят домашних питомцев?
Что важнее,зубы или...?
"Ведро помоев"
Как вывезти собаку за границу и не получить инфаркт?
Место собаки в нашей жизни....правильное ли оно?
Заводчик несет ответственность...а за что?
Тесты и снимки-необходимы ли они?
Собака "для себя"....
Полезны ли для породы фильмы,главный герой в которых-собака?
Собаководство как бизнес
Хамство хендлера в ринге.Как с этим бороться?
Как "вытащить" владельцев перспективных щенков на выставки?
Рабочие качества и отличный экстерьер совместимы?
Ветераны на выставках.Нужно ли выставлять старичков?
НОВОСТИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ЛЮБИТЕЛЕЙ СОБАК ПОВОЛЖЬЯ » Кормление,обучение,психология собаки » Работа-игра.Дрессировка собак-детекторов запаха.


Работа-игра.Дрессировка собак-детекторов запаха.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

А. Ю. Федорович
Работа-игра (дрессировка собак — детекторов запахов)

Текст книги для «Собачьей библиотеки» предоставлены автором. http://epaper.ru.googlepages.com/home
А.Ю. Федорович
Работа-игра
(дрессировка собак — детекторов запахов)

«Служила я как-то в районе Майкопа в одной из военных частей в должности обычного сторожевого пса».
(Марина Москвина, Мусорная корзина для алмазной сутры)

О теоретических основах дрессировки

Из одной книги он узнал, что самые важные сведения об алхимии — это всего несколько строчек, выведенных на изумруде.
— Это называется «Изумрудная скрижаль», — сказал англичанин, гордый тем, что может чему-то научить своего спутника.
— Но для чего же тогда столько книг?
— Для того, чтобы понять эти несколько строчек, — отвечал англичанин не слишком уверенным тоном.
(Алхимик. Паоло Коэльо)

Прежде всего, оговоримся, что дрессировка — частный вид научения. (Когда речь идёт о животных, принято пользоваться термином «научение» в отличие от «обучения» людей.) Из четырёх понятий: научение, воспитание, социализация и дрессировка, — научение самое широкое. Говоря математическим языком, научение — это множество, а три других понятия его подмножества. В свою очередь дрессировка и социализация частично совпадают с воспитанием.
Общепринятое определение термина «дрессировка» формулируется следующим образом: «Дрессировкой называют сознательную деятельность человека по формированию у животных каких — либо форм поведения, необходимых для управления ими в хозяйственных или иных целях». Данная формулировка имеет право на существование, хотя и грешит рудиментами мичуринского мировоззрения «человек — хозяин природы» не учитывая, что дрессировка — процесс взаимный (дрессировочные воздействия собаки на дрессировщика). Да и сознательность дрессировки не всегда очевидна.
Отношения между человеком и конкретным животным начинаются с выбора животного, причем критерии выбора должны учитывать способность животного к социализации и научению конкретным навыкам. Строго говоря, и дрессировка начинается с того момента, когда хозяин и собака впервые встречаются друг с другом (с элементов привыкания).

Мне странно говорить об этом, но по-видимому, между вами и людьми возникла некая, пока неопределенная, но достаточно прочная связь. Природа этой связи для меня совершенно неясна, если не считать вас, доктор, для кого люди являются необходимым источником удовольствия…
(Улитка на склоне. А. и Б. Стругацкие)

Можно выделить три основные задачи социализации с точки зрения подготовки собаки к овладению специальными навыками: 1) выработка комфортной иерархической структуры (задача сложная, потому что формируемое сообщество является межвидовым: «человек — собака»), 2) выработка системы взаимной коммуникации, 3) формирование эмоциональной взаимной зависимости. Деление весьма условное, поскольку эти задачи тесно между собой переплетены. В чём значение социализации? Основное значение в том, что дрессировка значительно упрощается, если для собаки дрессировщик — вожак (не просто лидер , а именно вожак, т. е. лидер, деятельность которого одобряется), взаимное понимание в «стае» не является проблемой, собака ожидает от дрессировщика получения положительных эмоций, а дрессировщик получает положительные эмоции от результатов деятельности собаки. То, чего собака должна хотеть больше всего на свете: общение с хозяином, более узко — общение с хозяином через игру или совместную агрессию. Впрочем, мы несколько забежали вперёд.
Научение — процесс адаптации животного к изменяющимся условиям окружающей среды, одна из форм поведения (адаптивное, т. е. приспособительное поведение). Поведение контролируется психикой . Психика и контролируемое ею поведение животного являются предметом изучения физиологии ВНД, этологии, зоопсихологии, теории функциональных систем, психологии поведения (бихевиоризма) и т. д.

Самоуверенные и невежественные, с непереваренным комом чужих культур в зобном мешке, с непросохшей ненавистью к образованному слою, мы идем куда-то, как Ричард — во тьму и метель, и пурга заметает наши тюбетейки.
(Туда-сюда-обратно. Т. Толстая)

Исторически сложилось так, что у нас в стране дрессировочные процессы рассматривались только с позиций физиологии ВНД. Теоретические предпосылки дрессировочных процессов, предложенные основателями школы физиологов, адаптированные к образовательному уровню усреднённого красноармейца 30-х годов и в таком виде дословно воспроизводимые в отечественной кинологической литературе на протяжении семидесяти с лишним лет, не способны адекватно описать сложные дрессировочные процессы и не позволяют получить ответы на возникающие у практического дрессировщика вопросы.
Физиология ВНД — это наука об устройстве, организации органов, структур, входящих в состав нервной системы, их функционировании. Однако рассмотрением макропроцессов, протекающих в психике животного, занимается теория функциональных систем .
Проводя аналогию, можно сказать, что знание физики процессов, происходящих в каждом элементе микросхем, составляющих устройство компьютера («физиология» компьютера), тем не менее, не поможет нам понять, каким образом работает та или иная программа. Но, с другой стороны, знание свойств операционной среды и умение программировать на том или ином языке («теория функциональных систем»), позволяют самому организовывать работу компьютера («поведение собаки»). Продолжая аналогию, можно упомянуть и ещё об одном подходе, — пользовательском: для получения желаемого результата достаточно уметь пользоваться той или иной программой, даже не понимая, как именно она работает.
Такой подход характерен для бихевиоризма (теория модификации поведения ). Оба подхода (теории функциональных систем и теории модификации поведения) в высшей степени продуктивны для практического дрессировщика, в отличие от подхода школы физиологов. Действительно, рассмотрим с практической точки зрения хорошо знакомые нам классические условные рефлексы . В основе любого условного рефлекса всегда лежит безусловный . При образовании условного рефлекса, реакция на условный раздражитель повторяет безусловную реакцию. Исходя из этого, насколько полезны нам при дрессировке условные рефлексы? Набор безусловных реакций довольно беден: слюноотделение при виде (запахе) пищи, моргание при угрозе зрачку, расширение или сужение зрачка в зависимости от освещённости, одёргивание конечности от горячего предмета, чихание при раздражении слизистой носа и т. д. Извлечь какую-то пользу из этих реакций при дрессировке весьма сложно. Единственный приходящий в голову пример: рефлекторное раскрытие пасти в результате рывка ошейником-удавкой (как часть безусловного рвотного рефлекса) при отработке отказа от пищи.
На чём же, если не на условно-рефлекторном поведении основана дрессировка? Не открою Америку, если скажу, что современная дрессировка основывается на использовании инструментальных рефлексов, инструментального поведения. Инструментальное поведение — это поведение, вызванное потребностями собаки и направленное на их удовлетворение, т. е. «инструмент» удовлетворения потребностей. Инструментальный рефлекс — это элемент такого поведения, причём элемент устойчивый, выработанный на рефлекторной основе путём проб и ошибок. Условный рефлекс устанавливает зависимость между стимулом и безусловной реакцией. Инструментальный рефлекс устанавливает зависимость между поведением и удовлетворением вызвавшей это поведение мотивации.

2

Психические процессы и поведение

Свернутый текст

Воистину, есть ложь, беспардонная ложь и статистика, но не будем, друзья, забывать и о психологии!
(Жук в муравейнике. А. и Б. Стругацкие)

Если попытаться разбить поведение животного на отдельные самостоятельные элементы, некие, в свою очередь не делимые, «элементарные частицы», мы придем к понятию поведенческого акта . Поведенческий акт — это единица поведения животного, начинающаяся с момента появления мотивации и заканчивающаяся эмоциональной оценкой результата действия по удовлетворению этой мотивации. Т.е: «хорошо» — мотивация удовлетворена. «Плохо» — мотивация не удовлетворена, для её удовлетворения необходим новый, отличающийся от первого, поведенческий акт. «Удовлетворительно» — мотивация удовлетворена частично (можно на этом закончить, а можно попробовать достичь цели ещё раз, по-другому).
Что это означает, и в первую очередь, — что такое мотивация ? Понятие очень важное, можно сказать, имеющее мировоззренческое значение. В любой момент времени у каждого животного есть определённый набор потребностей (желаний). Например, собаке одновременно может хотеться и пить, и есть и, предположим, спать. Какое-то из этих желаний в данный момент времени является ведущим (самым сильным). Его мы и называем мотивацией. Мотивация, в свою очередь, порождает драйв , — стремление действовать с целью удовлетворения мотивации, «жажду деятельности». Интуитивно содержание этого понятия мы ощущаем по аналогичному термину в современной музыкальной культуре. (Если музыка «заводит», то в ней есть драйв). Поскольку поведенческий акт вызван появлением мотивации, — деятельность животного не является простым ответом на раздражители. Животное действует, поскольку хочет достичь определённого результата. Животное делает то, что оно хочет делать, т. е. не является щепкой плывущей по течению, оно барахтается, оно может поплыть и против течения!
Если бы поведенческий акт представлял собой просто цепочку рефлекторных действий, можно было бы именно рефлекторное действие рассматривать как единый и неделимый элемент поведения. Однако, поведенческий акт отличается от простой последовательности рефлексов наличием плана действий и прогноза своего результата. Эта неотъемлемая функция поведенческого акта называется функцией опережающего отражения .
Реализация поведенческого акта осуществляется при помощи функциональной системы , т. е. определенной организации структур и процессов организма, обеспечивающей достижение необходимого полезного результата. Для того чтобы сделать шаг, необходимо участие, грубо говоря, «мозгов да ног». Участие же, например, лицевых, мимических мышц, для того чтобы шагнуть, определённо не обязательно. Т. е. функциональная система, формируемая для реализации намерения шагнуть, включает в себя не все, а лишь избранные органы и при этом задействуются не все, а лишь некоторые функции, присущие этим органам. (Например, способность нашей «абстрактной ноги» ощущать температуру при шаге обычно не используется). Для каждого действия формируется своя функциональная система, и между участвующими в ней структурами устанавливаются уникальные, свойственные именно этому действию связи.
Функциональная система формируется в результате проб и ошибок на основе генетического (врождённые формы поведения) и индивидуального опыта. Критерием формирования является эффективность достижения результата. Реализация поведенческого акта сопровождается эмоциями. Степень удовлетворения потребности вызывает соответствующие эмоции.
Поведенческий акт строится из последовательных стадий: афферентного синтеза, принятия решения, акцептора результатов действия, эфферентного синтеза, собственно осуществления действия и оценки достигнутого результата (рис.1). Драйв, вызванный мотивацией, является движущей силой, «мотором» поведенческого акта и действует на протяжении всех его стадий.
Первая стадия поведенческого акта, афферентный синтез , заключается в синтезе нервной системой значимых сигналов внешней и внутренней среды, т. е. сигналов, имеющих значение для удовлетворения мотивации. На результат афферентного синтеза, кроме мотивации, оказывают влияние: информация, хранящаяся в наследственной и приобретенной памяти, обстановочная афферентация (анализ действия всей совокупности внешних факторов, на фоне которых протекает поведенческий акт) и пусковая афферентация (сигнальный элемент афферентного синтеза, запускающий поведенческий акт).
Например, мой пёс Нестор захотел поиграть со мной, т. е. у него возникла игровая мотивация. Прежде, чем воплотить своё намерение в жизнь, он оценивает значимые внешние (где мы находимся, чем я занят, какое у меня настроение), и внутренние (хорошо ли он сам себя чувствует, насколько в данный момент ему хочется спать или есть) факторы . При этом наследственная память подсказывает ему, какие именно формы игры предпочтительны (чаще всего это элементы охотничьего поведения). Приобретённая память помогает Нестору оценить свои шансы — насколько в похожих ситуациях хозяин был склонен к игре в прошлом. На глаза Нестору попадается теннисный мяч — это последняя капля. Нестор принимает решение. Т. е. вид мяча послужил сигналом, запускающим поведенческий акт (пусковой афферентацией ).
По завершении афферентного синтеза начинается стадия принятия решения , определяющая выбор того или иного поведения. Принятие решения заключается в выборе типа поведения и оценке его с точки зрения вероятности удовлетворения мотивации.
Нестор решает, какое поведение вероятнее всего приведёт к намеченной цели (игре с хозяином): продолжительный лай, самостоятельная игра с мячом с целью соблазнить хозяина, или подход к хозяину с мячом в пасти?
Наличие в памяти собаки навыков (отработанного в прошлом поведения, уже приводившего к удовлетворению данной мотивации) помогает принять правильное решение.
В результате принятия решения формируется акцептор результатов действия — своеобразный «макет» будущих событий. Кроме образа цели акцептор результатов действия включает образ способа достижения цели .
Нестор представляет себе как саму игру (хозяин бросает мяч, Нестор ловит его, приносит и отдаёт хозяину), так и способ достижения этого желанного состояния (подойти к хозяину с мячом в пасти и попытаться вложить мяч хозяину в руку, виляя хвостом и ловя его взгляд). Из этих двух частей и состоит акцептор действия Нестора.
Образ способа достижения цели создан, но он требует детализации: необходимо разработать максимально подробную программу действий, определить в какой именно момент времени нужно послать сигнал (и какой именно сигнал: продолжительность, сила) каждой из мышц, участвующих в поведенческом акте. Стадия создания такой программы называется стадией эфферентного синтеза. Внешне программа ещё не реализуется, но на этой стадии животное полностью готово к действию.
Напрашивается аналогия с механическим пианино. Для того, чтобы оно заиграло, необходимо изготовить перфоленту, т. е. пробить отверстия в бумажной ленте. Когда отверстия пробиты, музыкальное произведение полностью готово к исполнению. Хотя ни единый звук ещё не прозвучал, музыка, фактически, уже сыграна.
Следующим этапом является собственно действие.
Нестор подходит ко мне с мячом в зубах, неистово вращая хвостом и ловя мой взгляд. Тычет мяч в мою ладонь.
Если результат действия совпадает с акцептором результатов действия, мотивация удовлетворяется, если же нет, то создается новый акцептор результатов действия с новым образом способа достижения цели.
Я занят, я работаю за компьютером, не склонен играть и, поэтому, делаю вид, что не замечаю усилий бедного пса. Нестор неправильно выбрал стратегию поведения, неправильно определил её шансы на успех и, в результате осуществил поведенческий акт, не приведший к цели. Сравнив результат своего действия (я «не ведусь») с образом цели (я бросаю мяч, а Нестор ловит его и приносит мне), Нестор оценивает поведенческий акт как не достигший цели, немного расстраивается и предпринимает следующую попытку: держа в зубах мою ладонь, пытается вытянуть меня из кресла. А за это получит! И это будет очередной отрицательный результат очередного поведенческого акта.

— Какой же ты еще ребенок, — сказала она. — Как же ты еще никак не можешь понять, что ничего нет на свете, кроме любви, еды и гордости. Конечно, все запутано в клубок, но только за какую ниточку ни потянешь, обязательно придешь или к любви, или к власти, или к еде…
(Улитка на склоне. А. и Б. Стругацкие)

Постоянное сравнение реальных результатов действия с образом цели и постоянная коррекция образа способа достижения цели (что за неуклюжий оборот!) обеспечивают целесообразность поведения.
Как мы уже говорили, причиной целевого поведенческого акта является мотивация — основная на данный момент времени потребность, определяющая направленность действий животного. Действие при этом направлено на удовлетворение этой потребности, служит более или менее эффективным инструментом удовлетворения потребности и тем самым ведёт к угашению данной потребности (или, по крайней мере, её уменьшению). Так то оно так, да не всегда.
Вспомним, что мы договорились называть мотивацией самую сильную на данный момент времени потребность животного и попробуем представить себе как можно больше различных видов потребностей. Сразу приходят в голову пищевая и «питьевая» потребности, потребность в дефекации, в поддержании температуры тела, потребность во сне и другие потребности, именуемые витальными (от латинского vita — жизнь). Есть ещё половая потребность , направленная уже не на поддержание жизни конкретного животного, а на поддержание существования вида в целом. С этими потребностями всё вроде понятно: поел — и есть расхотелось, попил — и больше не лезет, поспал — и всё, не спится. Причём, всё это с удовольствием: и естся, и пьётся, и спится, и так далее… А вот в чистом виде такая потребность есть: в получении удовольствия? Оказывается есть! И это было доказано в известном опыте Д. Олдса с крысами. Крысе, непосредственно в «центр удовольствия» (есть такой в мозгу), вживляли электрод и электрическими разрядами этот центр раздражали. Крысе процесс, естественно, нравился. Затем позволяли крысе, нажимая на педаль, самой посылать импульсы в «центр удовольствия». Эффект превосходил все ожидания. Как только крыса понимала, что нажатие на педаль доставляет удовольствие, она начинала давить на неё раз за разом. При этом крыса отказывалась отвлекаться на удовлетворение витальных потребностей и погибала от истощения. Понятно, что речь тут идёт о, так сказать, «удовольствии в чистом виде», удовольствии максимально сильном из всех возможных. Однако, даже с поправкой на необычайную силу удовольствия, можно сделать два вывода. Первый о том, что стремление к удовольствию — исключительно сильная мотивация. (В этом причина неизлечимости наркомании.) Второй: потребность в удовольствии удовлетворить нельзя. Для нас это важный вывод. Собаку можно перекормить, но нельзя переласкать и перехвалить. Ласка и похвала — наши безотказные орудия. За ласку и похвалу собака готова практически на всё. Разумеется, если похвала исходит от достаточно авторитетного, с её точки зрения, существа. Впрочем, мы немного отвлеклись.
Интуитивно понятно, что собакам нравится играть, следовательно, у них существует потребность в игре или игровая потребность . Игры у собак бывают разные. По мнению этологов все они представляют собой ритуализированные, т. е. превратившиеся в ритуал, элементы повседневного жизненно важного поведения (охотничьего, оборонительного, полового).

Но если вы не в состоянии съесть больше одного яблока в день, что за прок жить в саду, где ветки ломятся от плодов, вид которых вам уже осточертел? Пожалуй, яблоки показались бы слаще, если бы вам выдавали только по штуке в неделю.
(Женщина французского лейтенанта. Джон Фаулз)

У игровой потребности есть одно существенное отличие от потребностей витального ряда. Пищевая потребность возникает при отсутствии в крови животного питательных веществ и вызывает поведение, ведущее к насыщению. То же и с потребностью в питье. А вот потребность в игре существует всегда. И вызывает она поведение в виде игры, которое не ведёт к чему-либо, а само по себе — цель данной потребности. Как ни странно, ученые только в середине прошлого века обратили внимание на виды поведения, которые не служат редукции потребностей, но явно подкрепляют сами себя. «Обширные области деятельности, особенно у подрастающего живого существа, создают впечатление «самоцельности», например игра.» . Такое свойство некоторых видов поведения принято называть интринсивностью, в отличие от экстринсивности, т. е. направленности поведения на внешний результат (например, насыщение). «Какого-либо единства взглядов по вопросу о том, чем различается интринсивно и экстринсивно мотивированное поведение, до сих пор не существует. Общим… является лишь понимание интринсивно мотивированного поведения как совершающегося ради себя самого» . По классификации Мак-Рейнолдса интринсивно мотивированными являются лишь такие формы поведения, которые осуществляются только ради протекания самой деятельности. Экстринсивно же мотивированным оказывается все, что направлено на достижение какого-либо конечного состояния или цели.
Почему я уделил столько внимания интринсивности игры? Да потому, что в этом — один из волшебных ключиков к дрессировке. Любое поведение, которое мы сумеем сделать игровым, тут же превратится в самоподкрепляемое, т. е. выполняющееся собакой для собственного удовольствия. Выполнение этого поведения не будет вести к снижению мотивации и, поэтому, никогда собаке не надоест (разумеется, в пределах физической и психической выносливости, — всё можно довести до абсурда).
Ещё одна очень интересная потребность — оборонительная . Её название нельзя понимать буквально, ведь речь идёт не только о защите (обороне) но и о нападении.

3

Свернутый текст

Следует различать пассивно-оборонительное поведение («застывание», ступор)активно-оборонительное поведение (бегство, избегание), и агрессивно-оборонительное поведение (активная оборона, нападение). Мотивацией последнего является агрессия. Причём, агрессивное поведение, также как игровое, может быть интринсивно мотивированным. По мнению основоположника этологии К. Лоренца в организме животных и человека постоянно накапливается особого рода энергия агрессивного влечения, причём накопление происходит до тех пор, пока в результате воздействия соответствующего пускового раздражителя (пусковой афферентации) она не разрядится. В результате реализации агрессивного поведения достигается позитивное эмоциональное состояние. Т. е. агрессия, как поведенческая мотивация, для дрессировщика не менее важна, чем игровая мотивация. Возможности использования агрессивной мотивации в профессиональной дрессировке трудно переоценить.
Итак, подводим итог: современная дрессировка основана на активной целенаправленной деятельности животного (инструментальное поведение), а соответствующий дрессировочный процесс состоит из:
— создания у животного необходимой для совершения им желательных действий (поведенческих актов) мотивации;
— формирования (или выбора) желательного поведенческого акта из всего спектра поведения, направленного на удовлетворение созданной мотивации;
— закрепления сформированного (выбранного) поведенческого акта с помощью многократного, непосредственно следующего за каждым повторением этого акта, удовлетворения наличной мотивации (в дальнейшем мы будем называть инспирированное дрессировщиком удовлетворение мотивации, следующее за закрепляемым поведенческим актом, — подкреплением ), то есть, формирования инструментального рефлекса путём связывания, ассоциирования поведенческого акта с удовлетворением мотивации. И, наконец, формирование навыка — инструментального рефлекса, характеризующегося автоматизмом воспроизведения;
— введения стимульного контроля сформированного навыка, т. е. выработки стойкой связи между каким-либо раздражителем (чаще всего командой) и выполнением навыка, в результате чего этот раздражитель, в качестве пусковой афферентации, становится санкционирующим стимулом , а навык, приобретая санкционирующий стимул, начинает функционировать как условный рефлекс ( подчёркиваю,только как условный рефлекс, по механизму условного рефлекса, поскольку в основе сформированного навыка нет безусловного рефлекса, что предполагает классическая схема);
— введения рамочного контроля — чаще всего в виде расширения перечня обстановочных афферентаций, разрешающих пусковую афферентацию (генерализация навыка).

Остановимся подробнее на каждой из этих пяти стадий.

1. Мотивация . Совершенно понятно, что для того, чтобы создать у собаки пищевую мотивацию, животное нужно на какое-то время лишить пищи. Причём, при всей индивидуальности пищевых реакций у различных собак, не следует питать иллюзий, — если речь идёт о создании именно пищевой мотивации, животное должно основательно поголодать. Как это ни печально, но принято считать, что пищевая потребность начинает доминировать при снижении массы тела животного на 20 — 30%. Согласитесь, это несколько ограничивает область применения пищевой мотивации. Некоторые совершенно ошибочно считают, что, давая собаке то, что мы называем лакомством, то есть маленькие кусочки той пищи, к которой она питает особенное пристрастие, мы подкрепляем пищевую мотивацию. Это совершенно не так. Поощрение лакомством — это поощрение удовольствием, положительной эмоцией. Лакомству вовсе не присуще значение еды.

… интеллигентные люди должны пользоваться простыми, но интеллигентными методами.
(Миссия выполнима. А. Кивинов)

Потребность в игре и потребность в реализации агрессивных действий, как мы уже разобрались, являются врождёнными. Однако, для того, чтобы стать мотивацией, потребность должна в данный момент времени доминировать над остальными потребностями. Как этого добиться?
Во-первых, ослабить остальные потребности: накормить животное и напоить (без фанатизма, а то на первый план выйдет потребность в дефекации), начинать дрессировку в знакомом собаке тихом месте, в отсутствие посторонних людей, животных и их следов и т. д. и т. п.
Во-вторых, развить игровые (то же — агрессивные) формы поведения, путём развития ощущения собственной эффективности животного в этих формах поведения. Повышение собственной эффективности, не важно в чём именно, представляет собой не какой-либо особый мотив, а некоторый руководящий принцип деятельности животного, который пронизывает различные мотивы.
Щенок играет с хозяином в «перетягивание каната». После «упорной» борьбы хозяин отдаёт апортик. Но щенок-то считает, что это он, такой сильный и грозный, отобрал апортик. В результате, ценность такого рода игры для щенка повышается, игровая мотивация возрастает. То же и для агрессии, аналогию можете додумать сами.
В-третьих, (именно «в-третьих», а не «во-вторых») животное необходимо депривировать по данной потребности, то есть какое-то время не давать животному возможности реализовывать её. Депривацией можно добиться превращения потребности не только в мотивацию, но и в доминанту .
Впрочем, с этим понятием мы познакомимся немного позже. А сейчас, к случаю, позволю себе привести, в качестве иллюстрации, обширную цитату из Лоренца: «Крэйг провел серию опытов с самцами горлицы, в которой он отбирал у них самок на ступенчато возрастающие промежутки времени и экспериментально устанавливал, какой объект способен вызвать токование самца. Через несколько дней после исчезновения самки своего вида самец горлицы был готов ухаживать за белой домашней голубкой, которую он перед тем полностью игнорировал. Еще через несколько дней он пошел дальше и стал исполнять свои поклоны и воркованье перед чучелом голубя, еще позже — перед смотанной в узел тряпкой; и наконец — через несколько недель одиночества — стал адресовать свое токование в пустой угол клетки, где пересечение ребер ящика создавало хоть какую-то оптическую точку, способную задержать его взгляд. В переводе на язык физиологии эти наблюдения означают, что при длительном невыполнении какого-либо инстинктивного действия — в описанном случае, токования — порог раздражения снижается. Это явление настолько распространено и закономерно, что народная мудрость уже давно с ним освоилась и облекла в простую форму поговорки: «При нужде черт муху слопает» (русский вариант: «На безрыбье и рак — рыба»);
Гете выразил ту же закономерность словами Мефистофеля: «С отравой в жилах, ты Елену в любой увидишь непременно».
Так оно и есть! А если ты голубь — то, в конце концов, увидишь ее и в старой пыльной тряпке, и даже в пустом углу собственной тюрьмы.
Снижение порога раздражения может привести к тому, что в особых условиях его величина может упасть до нуля, т. е. при определенных обстоятельствах соответствующее инстинктивное действие может «прорваться» без какого-либо видимого внешнего стимула.
«Накопление» инстинкта, происходящее при долгом отсутствии разряжающего стимула, имеет следствием не только вышеописанное возрастание готовности к реакции, но и многие другие, более глубокие явления, в которые вовлекается весь организм в целом. В принципе, каждое подлинно инстинктивное действие, которое вышеописанным образом лишено возможности разрядиться, приводит животное в состояние общего беспокойства и вынуждает его к поискам разряжающего стимула».

2. Формирование или отбор поведенческого акта . Предположим, что нам необходимо сформировать навык «лай по команде». Попробуем подразнить собаку, привыкшую играть с апортировочным предметом, этим предметом, держа его вне пределов досягаемости. Можно предположить, что собака сначала попробует ухватить апортик в прыжке, затем, после неоднократных неудач, скорее всего, залает от возмущения. При первом же «гав» мы подкрепим её поведение, отдав апортик. Подкрепляя, мы отбираем поведенческий акт лая, как желательное для наших целей поведение.
Приведённый пример укладывается в рамки первого закона научения, закона проб и ошибок: выработка всякого нового поведения начинается со случайных проб, продолжающихся до тех пор, пока одна из них не приведёт к успеху (удовлетворению мотивации). Применительно к дрессировке, как частному случаю научения, успехом поведенческого акта явится подкрепление вызвавшей его мотивации дрессировщиком.
Отбор поведенческого акта — это незаменимый инструмент дрессировщика. Однако зачастую нам пришлось бы ждать целую вечность, пока собака изволит проявить желательное для наших целей поведение. В таких случаях следует подумать о том, как это поведение сформировать .
Предположим, что нам необходимо сформировать навык обозначения царапаньем места сокрытия источника разыскиваемого запаха (действительно необходимый навык, самый удачный вид обозначения, если речь не идёт о поиске взрывчатых веществ). Можно пойти по пути отбора поведения — на глазах у собаки забросить пахучий апортик под перевёрнутую миску и, прижимая миску к земле, ждать пока собака не попробует выцарапать апортик лапой. Первую же попытку царапанья подкрепить выдачей апортика.

Однако, для некоторых собак, предпочтительной реакцией в этой ситуации будет являться, например, лай или пассивное ожидание, или настойчивые попытки засунуть нос под миску. Применительно к таким собакам мы можем попытаться сформировать царапанье, применив вместо миски специальное приспособление — решётчатый конус, сквозь решётку которого собака может просунуть лапу. Естественно, в этом случае собаке гораздо быстрее придёт в голову достать апорт, выцарапывая его из конуса.
Вообще говоря, грань между отбором поведения и его формированием весьма условна, — уже создавая, или просто используя конкретную мотивацию, начиная упражнение в определённом месте с определённым окружением, искусственно создавая ситуацию, используя тот или иной реквизит, мы тем самым подталкиваем собаку к тому или иному поведению, то есть, в большей или меньшей степени, формируем поведение. Ведь миска из предыдущего примера — тоже реквизит. Реквизит удобный именно для царапанья. Если бы мы хотели отобрать другое поведение, например обозначение места сокрытия кусанием его, мы применили бы другой реквизит, — в этом случае — картонный ящик или тряпку.

3. Закрепление с помощью подкрепления . Тут всё вроде бы понятно. Действуют второй и третий законы научения. Закон эффекта: удачная, приведшая к удовлетворению мотивации, реакция закрепляется и впредь имеет тенденцию к воспроизведению. Закон упражнения: в результате многократного повторения одних и тех же реакций, реакции автоматизируются.
Применительно к дрессировке: тот поведенческий акт, или шире, то поведение, которое дрессировщик подкрепляет, после неоднократного повторения сначала будет проявляться всё чаще и чаще, а затем зафиксируется, превратившись в навык. В терминах поведенческого акта: сравнение результата поведенческого акта с образом цели (акцептирование результата действия ) обнаруживает их тождественность и вызывает положительную оценочную эмоцию. Положительная эмоция позволяет зафиксировать образ способа достижения цели в долговременной памяти. Образно выражаясь, эмоция — это резец, который, с каждым повторением удачного (подкреплённого дрессировщиком) действия, оставляет всё более глубокий след в памяти дрессируемой собаки, фиксируя вырабатываемый навык.

…Кандид наперед знал, какие эмоции возникнут у него в следующую секунду. У нас в деревне это называется «думать».
(Улитка на склоне. А. и Б. Стругацкие)

Очень важно для дрессировщика осознать механизм акцептирования. Совпадение или несовпадение результата поведенческого акта с образом цели осознаётся животным через эмоции . Для управления собакой мы апеллируем к её эмоциям, и любое подкрепление следует понимать именно как обращение к эмоциям собаки. Собака стремится к получению положительных эмоций и пытается избежать отрицательных. Поведение, результатом которого явится получение удовольствия, радости имеет большие шансы проявляться снова и снова. Поведение, результатом которого явится боль, страх, растерянность, отвращение, вряд ли проявится снова.
Итак, настал момент, когда мы должны разобраться — что же такое «подкрепление »? К сожалению, в этом вопросе царит большая терминологическая путаница. Логично было бы предположить, что «подкрепить» какое либо поведение, значит то же самое, что и «поощрить» его. Эти слова в обыденной речи — синонимы. В обыденной речи, но, увы, не в теории модификации поведения. Здесь подкреплением называют действие дрессировщика, вызывающее у животного либо положительную, либо отрицательную эмоции и, тем самым, согласно второму закону научения — закону эффекта, либо закрепляющее то поведение, с которым совпадает по времени, либо (после многократных повторений) исключающее его из поведенческого репертуара животного. Далее, вслед за многими авторами, можно было бы назвать подкрепление, вызывающее положительную эмоцию, положительным, а вызывающее отрицательную эмоцию, отрицательным. Однако другой ряд авторов называет положительным подкреплением такое действие дрессировщика, которое ведёт к появлению у животного положительной эмоции или исчезновению отрицательной эмоции, а отрицательным подкреплением — действие, ведущее к исчезновению положительной эмоции или появлению отрицательной эмоции. Последний вариант, с точки зрения содержательности, предпочтительнее. Однако смущает тот факт, что на 4 различных явления приходится лишь 2 термина. Поэтому я предлагаю пойти на компромисс и принять, что подкрепление может выражаться в двух формах: поощрения и наказания . (Разумеется, я знаю, что понятие «наказание » с лёгкой руки Прайор считается нынче чуть ли ни неприличным. Но ведь это всего лишь вопрос терминологии). Итак, поощрение вызывает положительную эмоцию, а наказание — отрицательную. Нужно также учесть, что подкрепление — это действие, ограниченное во времени. С точки зрения собаки, начало поощрения — это, разумеется, хорошо, и поведение, с которым оно совпадёт по времени, становится для неё предпочтительным. И наоборот, окончание поощрения — плохо, и совпадающее с ним по времени поведение становится нежелательным. В свою очередь, начало наказания — плохо, действие угашается. Окончание наказания — хорошо, действие закрепляется. Итак, мы пришли к выводу, что существует четыре вида подкрепления: начало и продолжение поощрения (закрепляющее, положительная эмоция возникает и длится), окончание поощрения (угашающее, положительная эмоция исчезает), начало и продолжение наказания (угашающее, отрицательная эмоция возникает и длится), и окончание наказания (закрепляющее, отрицательная эмоция исчезает). Кстати, когда мы говорим о поощрении и наказании в обыденной речи, мы имеем в виду именно начало поощрения и начало наказания и совершенно упускаем из виду момент их окончания, оказывающий прямо противоположное действие.
Есть ещё вариант: нет ни наказания, ни поощрения — этот случай сам по себе эмоционально не окрашен, всё зависит от контекста. В одном случае бездействие дрессировщика воспринимается собакой как поощрение, в другом — как наказание. Например, собака, уже наученная идти «рядом», стремясь на прогулку, натягивает поводок. Дрессировщик не реагирует. Тем самым такое поведение закрепляется. Противоположный пример: собака лает, требуя у дрессировщика лакомство. Дрессировщик не реагирует. Такое поведение постепенно исчезает.
Обобщая, можно сказать: что бы ни делал дрессировщик во время дрессировки, его поведение можно описать одним из пяти вышеперечисленных вариантов. И все они для собаки эмоционально окрашены, все воздействуют на её поведение. Вывод о необходимости тщательного анализа и планирования выполнения дрессировочных приёмов предоставляю сделать читателю.
Длительность поощрения и наказания, их продолжительность во времени могут вызвать проблемы во время дрессировки. Например: дрессировщик тренирует посадку собаки. В ответ на то или иное воздействие дрессировщика собака садится. Дрессировщик поощряет посадку лакомством. Но даже маленький кусочек сыра собака, как правило, не глотает целиком. Какое-то время, пусть непродолжительное, собака разжёвывает лакомство — и за это время успевает встать! Что, собственно говоря, поощрено в этом случае? Тот же пример — дрессировщик поощрил лакомством посадку собаки. Собака продолжает сидеть. Дрессировщик считает, что начало выработке навыка положено. Но через какое-то количество повторений приёма собака начинает вставать, после того как съест лакомство. Поведение «посадка» закреплялось началом поощрения — лакомства, и в то же время поведение «сидение на месте» угашалось окончанием поощрения — лакомства.
Как было бы хорошо, если бы существовало моментальное, не имеющее протяжённости во времени поощрение! Во-первых, точное совпадение во времени с подкрепляемым поведением перестало бы быть проблемой (а такая проблема, и очень серьёзная есть — это подтвердит любой дрессировщик). Во-вторых, не имея протяжённости во времени, такое поощрение имело бы только значение начала поощрения, то есть, значение, вызывающее положительную эмоцию, и не имело бы значения отмены поощрения, вызывающего отрицательную эмоцию.

4

В действительности все не так, как на самом деле.
(Станислав Ежи Лец)

Свернутый текст

Оказывается, такое поощрение существует. Это условное поощрение , — условный раздражитель, которому с помощью образования условного рефлекса , придано значение поощрения. Более того, поскольку это условное поощрение представляет собой короткий (значительно более краткий чем то поощрение, на которое он вырабатывался) сигнал, оказалось возможным придать ему значение начала поощрения . (Слукавил я, выходит, когда в полемическом задоре убеждал читателей, что условные рефлексы практически не используются в дрессировке. Ещё как используются, — для выработки условных подкреплений .). Итак, условные рефлексы используются в дрессировке активно, — для того чтобы связать произвольный и первоначально индифферентный (ничего не значащий) для собаки стимул с положительной или отрицательной эмоцией, превратив его тем самым в условное подкрепление. Англоязычные дрессировщики называют условное подкрепление специально связанное с тем или иным безусловным «бридж-сигнал », то есть сигнал-мостик. Название, весьма точно отражающее содержание понятия. На понятии условного подкрепления мы остановимся поподробнее, проиллюстрировав его примером из кликер-тренинга , одной из методик оперантной дрессировки (мотивированной дрессировки , обуславливания операнта , кондиционирования операнта и т. д., терминам несть числа). В начале дрессировки тренеры, применяющие кликер (это такая маленькая, щёлкающая при нажатии коробочка) проводят так называемую «презентацию кликера». Основой такой презентации может быть начало любого безусловного поощрения, например игры с апортиком или кормления, выдача лакомства. Дрессировщик щёлкает кликером и тут же даёт собаке лакомство (бросает апортик). И так 30-40 раз. В конце занятия вы заметите: услышав щелчок, собака активно ищет награду. Следующее занятие нужно проводить в другое время дня и в другой обстановке. Задача состоит в том, чтобы собака твёрдо усвоила: щелчок кликера, а не какая-либо обстановка или время суток, предвосхищает награду. Точно так же можно «представить» и свисток и просто короткое слово. Более того, слово в качестве условного подкрепления имеет то преимущество, что обладает интонацией. А тон (высота звука) для собаки является релизером , то есть врождённо понятным сигналом. Высокий (но не на уровне визга) тон — положительная эмоция, так мать поощряет щенков, низкий тон — отрицательная эмоция, угроза. Таким образом, слово — подкрепление условное, но, частично и безусловное (имеет безусловную компоненту). Все дрессировщики этим интуитивно, по аналогии с человеческим общением, или осознано пользуются в той или иной мере.
Точно так же, с помощью образования условного рефлекса, можно связать с каким-нибудь сигналом (словом) и начало наказания (пример: команда «Фу»), и окончание наказания, и окончание поощрения, и даже ситуацию «ничего не происходит », в значении «следует продолжать попытки». С этим значением слова «ищи» мы столкнёмся в ближайшем будущем при изучении этапов дрессировки собаки-детектора.
Кликер-дрессировщики в своей практике избегают прямых наказаний, предпочитая им отмену поощрений или непредоставление поощрений. Они справедливо утверждают, что как только собака понимает суть метода: отказ в поощрении мотивирует её, чтобы пробовать кое-что еще , она охотно экспериментирует с новым поведением. Однако, если неправильный выбор наказан, собака, из-за страха получения нового наказания, может начать сомневаться, стоит ли предлагать другое поведение. «Игнорируйте нежелательное поведение в максимально возможной степени. Каждый раз, когда Вы укрепляете желательное поведение, это походит на добавление денег к счету в банке. Чем больше денег на счету, тем более сильны отношения с вашей собакой. Положительное наказание — даже если оно эффективно — удаляет деньги из этого счета в банке, и это ослабляет отношения.
Если Вы решились использовать физическое наказание, посмотрите на эффект. Действительно ли поведение не только временно приостанавливается, но и случается менее часто? В противном случае это не исправление поведения путём наказания — это злоупотребление властью» .
Остаётся сказать о том, что часто называют «расписанием подкрепления ». Снова позволю себе обширную цитату, на этот раз из Stacy Braclay-Scheck «Как учатся люди и собаки»: «Расписание подкрепления определяет, как часто поведение надо подкреплять. Есть 5 видов расписания: с фиксированным интервалом (ФИ), фиксированным отношением (ФО), изменяемым интервалом (ИИ), изменяемым отношением (ИО) и произвольное (ПР).
ФИ — фиксированный интервал означает, что подкрепление дается после фиксированного интервала времени. Например, каждые 5 минут. Пример: оплата работы — через каждые 2 недели я получаю чек (т. е. условное поощрение). ИИ — изменяемый интервал означает, что подкрепление дается после варьируемого интервала времени. Иногда это 5 минут, иногда 3, иногда 7 или 1. Моя электронная почта работает в этом режиме — с изменяемым интервалом времени я получаю письма (а для меня это положительные эмоции!). ФО — фиксированное отношение означает, что поведение будет вознаграждаться один раз за N исполнений. Фиксированное отношение 1:3 означает, что каждое третье поведение будет вознаграждено. Этот вид отношения имеет тенденцию ухудшать исполнение поведения у некоторых животных и людей, так как они знают, что первые 2 попытки не будут вознаграждаться, а третья будет вознаграждена несмотря ни на что. Фиксированное отношение 1:1 означает, что каждое правильное исполнение поведения будет вознаграждено. ИО — изменяемое отношение означает, что вознаграждение будет выдаваться, основываясь на каком-то среднем количестве правильных исполнений поведения. Изменяемое отношение 1:3 означает, что в среднем одна из трех попыток будет вознаграждена. Поощряться может первая попытка, а может и третья. Это отношение часто называется изменяемое расписание подкреплений . Произвольное расписание означает, что нет никакой очевидной связи между поведением и его последствиями. По этому принципу работает Фортуна».

5

Канфэтку хочишь? Нэту…
(Из фильма «Не горюй»)

Свернутый текст

На этапе научения (отбора или формирования поведенческого акта) поощряться должно каждое «правильное» действие собаки. Так собака быстрее поймёт, что от неё требуется. В то же время на этапе автоматизации отобранного поведенческого акта (выработка навыка) подкреплять его выполнение лучше с изменяемым расписанием подкреплений . Закреплённый таким образом навык угашается в отсутствие подкрепления значительно медленнее, чем закреплённый при 100% подкреплении. Более того, творчески используемое изменяемое расписание подкреплений позволяет довести в процессе выработки навыка составляющий его основу поведенческий акт до совершенства, подкрепляя всё более удачные его выполнения (правда, это уже будет не совсем классическое изменяемое расписание, но собака-то об этом всё равно не узнает).

Ну, хорошо, сказал рассудительный бас.
— А что тебе хочется? Это даже как-то непостижимо. Чего может хотеться, если не хочется работать?
(Улитка на склоне. А. и Б. Стругацкие)

Прочное закрепление навыка при изменяемом расписании подкрепления можно пояснить с помощью аналогии. Если вы бросили монетку в автомат, продающий газеты, и ничего не получили взамен, вряд ли у вас возникнет желание бросить ещё одну в надежде, что на этот раз автомат сработает. Скорее вы, зная принцип работы этого автомата: газета в обмен на деньги, сочтёте его неисправным. Однако в игральный автомат вы будете бросать монету за монетой, — вы ведь и не ожидаете мгновенного результата. Так и собака будет выполнять навык раз за разом без поощрения, зная, что рано или поздно она его получит.
Говоря о подкреплении, нельзя не остановиться на одной интересной (и неожиданной) особенности интринсивного поведения. Оказывается, если животное вознаграждается за нечто, что оно делает или сделало по собственному желанию, то такое вознаграждение будет способствовать ослаблению интринсивной мотивации. И наоборот, если животное не вознаграждается за неинтересную, предпринятую им только ради вознаграждения деятельность, то интринсивная мотивация к ней может усилиться. Из этого следуют два вывода. Первый: если формируемый навык является разновидностью игрового поведения, поощрять его чем-либо «посторонним» для этого поведения (например, лакомством) не следует.

А если речь идет о работе, то я не больная, я существо нормальное, и мне удовольствия нужны, как и всем вам.
(Улитка на склоне. А. и Б. Стругацкие)

Более того: «Обнаружено, что материальное поощрение сильнее снижает показатели интринсивной мотивации, чем символическое или вербальное» . (Забегая вперёд, это к вопросу о том, почему не следует подкреплять поиск пищей и лакомством). С агрессивным поведением дело обстоит аналогично.
Второй вывод: собака изначально склонна считать дрессировочный процесс и отрабатываемые навыки игрой. Если мы не будем ей в этом мешать.

4. Стимульный контроль . Итак, навык сформирован, и вот на этом-то этапе мы начинаем, как говорят некоторые дрессировщики «ставить навык на команду», то есть, вводим стимульный контроль навыка. Чаще всего в качестве стимула, разрешающего выполнение навыка (пусковая афферентация) используется команда. Предвижу недоумение читателей, имеющих опыт дрессировки: «Что, собственно говоря, мешало нам начать подавать команду значительно раньше, ещё на этапе отбора (формирования) поведенческого акта?» Ответ прост, — если навык ещё не сформирован, требуемое действие выполняется далеко не безотказно. Начиная вводить команду на этом этапе, мы фактически приучаем собаку к тому, что команда не обязательна для выполнения. Опытные дрессировщики знают, какой непоправимый вред наносит каждое невыполнение команды, чем бы оно ни было спровоцировано, и как далеко оно отбрасывает назад обучаемое животное. Поэтому мы начинаем подавать команду (вводить санкционирующий стимул) только тогда, когда навык сформирован, и можно быть уверенным в безотказности его выполнения. Связь между навыком и вводимой командой создаётся по принципу условного рефлекса: команда и соответствующее ей действие ассоциируются, будучи совмещёнными во времени.

5. Рамочный контроль . Смысл рамочного контроля отрабатываемого навыка более-менее понятен из самого названия. Чаще всего постановка навыка на рамочный контроль означает расширение рамок тех условий окружающей среды, в которых навык выполняется безотказно. То есть, приучение собаки к безусловному выполнению навыка по команде всегда и везде. В этом деле очень важна постепенность и учёт в каждой конкретной ситуации доминирующей потребности собаки — мотивации, позволяющей прогнозировать её поведение. Например, укладывая собаку «на выдержку» в таком месте, где мимо неё то и дело пробегают нахальные кошки и коты, нужно отдавать себе отчёт в том, что в один прекрасный момент желание поймать кошку станет у собаки сильнее, чем желание заслужить вашу похвалу. К присутствию кошек, как и ко всем прочим отвлекающим и порождающим стресс факторам, животное надо приучать постепенно. Кстати говоря, кошки — это настоящий «бич божий» для кинологов, работающих с собаками — детекторами запахов, и приучение к стабильной работе в их присутствии, задача весьма серьёзная.
Однако мы немного отвлеклись. Смысл рамочного контроля в том чтобы собака стабильно работала в любых условиях и в любое время дня и ночи. Это означает что, шлифуя рабочие навыки собаки, дрессировщик должен предвидеть все осложнения, которые могут встретиться в работе и заранее подготовить к ним собаку.
Ещё один вид рамочного контроля — это сужение рамок, в которых выполняется навык. Например, в таком виде: команда выполняется, если она подана хозяином и не выполняется, если подана посторонним. Расширение рамок условий, в которых выполняется навык, называется генерализацией навыка, а сужение — специализацией . Со специализацией навыка мы вплотную столкнёмся, когда будем обсуждать обучение собаки дифференцированию (различению) запахов.

Виды, методы, способы дрессировки. Дрессировочные приёмы

Вопрос классификации видов, методов, способов дрессировки и соответствующих им дрессировочных приёмов, на мой взгляд, имеет скорее академическое чем практическое значение. Понимание общего контекста дрессировки и умение свободно импровизировать гораздо важнее умения правильно назвать способ, который вы в данный момент применяете, тем более что границы между способами, методами и, пожалуй, даже между видами дрессировки весьма условны.
Принято различать два вида дрессировки: условно-рефлекторная дрессировка (перспективы её применения в чистом виде, как мы уже убедились, весьма сомнительны) и инструментальная (она же оперантная ) дрессировка . В свою очередь, инструментальную дрессировку, основные принципы и этапы которой мы уже достаточно подробно обсудили, можно разделить на два метода: метод отбора поведения и метод формирования поведения .
Следует понимать, что, применяя эти методы с целью получения достаточно сложного поведения, не стоит рассчитывать на то, что удастся сразу отобрать (сформировать) это поведение как целое. Ещё Скинер предлагал процесс обучения разбивать на несколько этапов.
Допустим, что нам необходимо научить собаку подавать лапу. На первом этапе предложим собаке лакомство, зажатое в кулаке, опущенном на уровень земли. Собака, пытаясь получить лакомство, будет последовательно проявлять различные модели поведения: лай, попытки разжать кулак лапой или мордой и т. д. В тот момент, когда собака коснется кулака лапой, следует разжать кулак и скормить собаке лакомство. На втором этапе кулак поднимается на уровень морды собаки. На третьем этапе собаке предлагается пустой кулак, а лакомство находится в другой руке (и выдается собаке после того как она коснется пустого кулака лапой). На четвертом этапе (заключительном) дрессировщик добивается касания лапой развернутой ладони.
При этом к очередному этапу переходят лишь тогда, когда уже сформирован и закреплён поведенческий акт, необходимый на предыдущем этапе.
В рамках метода формирования поведения можно, следуя традиции дрессировщиков-бихевиористов, выделить 7 способов дрессировки , каждый из которых может найти конкретное воплощение в бесчисленном множестве дрессировочных приёмов (смотри таблицу 2).
Способ наведения заключается в том, что дрессировщик вызывает нужное ему движение, предлагая животному следовать за кусочком пищи или рукой. Мы часто инстинктивно используем этот способ — похлопываем рукой по бедру, приглашая собаку подойти, или по дивану, когда хотим, чтобы она вспрыгнула на него. Когда мы берем в руки кусочек лакомства и предлагаем собаке следовать за ним — мы пользуемся способом наведения.
Способ наталкивания , — когда дрессировщик при помощи направляющих («наталкивающих») воздействий рук, поводка и т. д., не приводящих к боли или неприятным для животного ощущениям, добивается воспроизведения нужного действия. Именно таким способом иногда обучают детей писать буквы — взрослый человек берет руку ребенка в

свою и помогает ему совершить правильные движения.
Способ пассивной флексии заключается в том, чтобы придать животному необходимую позу. Такой способ используется, например, при научении собаки принимать «выставочную» позу. В оперантной дрессировке этот способ получил название «лепки», так как дрессировщик как бы лепит ту или иную позу.
Способ альтернативного поведения . (Пожалуй, правильнее было бы назвать его «способом безальтернативного поведения» ведь альтернативы-то животному не оставляют). Дрессировщик (например, с помощью реквизита) создает такие условия, которые допускают совершение собакой лишь единственно возможного движения. Именно к этому способу относится один из старинных приемов обучения собаки движению «рядом», когда дрессировщик движется, прижимая собаку к забору, или среди деревьев, стараясь, чтобы дерево оказалось между ним и собакой (запутывается поводок). В результате, собака научается двигаться, плотно прижимаясь к ноге дрессировщика.
Способ игрового поведения . (Особенно эффективен для молодых игривых животных). Для применения такого способа создается игровая ситуация и предлагается форма игры, которая представляет собой нужное дрессировщику действие. В этом случае игра сама по себе является подкреплением. Собственно говоря, использование игры в дрессировке мы уже обсуждали весьма подробно, и будем продолжать обсуждать, так как это основной способ, применяемый дрессировщиками собак-детекторов запахов.
Способ подражания (имитационный способ) целесообразно применять по отношению к молодым особям, входящим во временное (дрессировочная группа), или постоянное (несколько совместно живущих собак одного хозяина) сообщество и занимающим в нем (в силу возрастных причин) подчиненное положение.
Способ оборонительного поведения естественным образом распадается на два: активно-оборонительный (избегания) , когда добиваются нужного поведения при помощи болевых или неприятных воздействий, избегая которых, животные и совершают желаемое действие. Например, болезненные рывки, удары, надавливания, ожидание боли (страх), способные вызвать формы поведения, нужные дрессировщику. В традиционной «досаафовской» дрессировке, при помощи этого способа отрабатывалось движение собаки рядом с дрессировщиком, иногда посадка, укладка, стойка.
Каюсь, и сам не раз применял этот способ. Быстро, безотказно и довольно надёжно. Однако любой дрессировщик подтвердит, что нагрузка на психику собаки, которую дрессируют этим способом, критично велика. Собака закрепощается, боится сделать что-нибудь не так. Опять же традиционно было принято после пройденного в этом стиле ОКД (общий курс дрессировки) возвращать собаке уверенность в себе с помощью курса защитно-караульной службы. Ко многим собакам эта самая уверенность в себе, впрочем, так уже никогда и не возвращалась.
Определённо могу сказать, что собаку, которую собираются готовить по курсу «собака-детектор запахов», применяя этот способ в процессе обучения послушанию, можно безвозвратно испортить. Этому есть три причины. Первая — собака «разучивается обучаться». Вторая — теряет вкус к работе с кинологом. Третья — собака с выдающимся нюхом, это очень тонко организованное животное. К сожалению, тонкость чутья обычно обратно пропорциональна крепости нервной системы животного. Приходится выбирать разумный компромисс. Но уж во всяком случае, сознательно расшатывать психику животного, безусловно, не следует.
Вторая разновидность способа оборонительного поведения — способ агрессивно-оборонительного поведения . Он основан на инстинкте агрессии, который мы уже довольно подробно обсуждали, и который вызывает интринсивное по своей природе (а значит вызывающее у собаки положительные эмоции) агрессивное поведение. Как ни странно, при дрессировке собак-детекторов запахов этот способ тоже может быть полезен. Правда в экстремальных случаях: когда приходится «ставить на апорт» собак по своей природе для этой службы не предназначенных. Впрочем, к этому вопросу мы ещё вернёмся.

— Доминантный в данном контексте означает превалирующий, пояснил скучный голос.
— Что же касается самой постановки вопроса, то она является не глупой, а единственно верной, если мы собираемся рассуждать логически.
(Улитка на склоне. А. и Б. Стругацкие)

Научение наиболее успешно, когда используемая мотивация превращается в доминанту , т. е. гипертрофированную потребность, обеспечивающую ярко выраженное, устойчивое поведение и отменяющую всякую побочную деятельность . Доминанта может быть создана на основе практически любой потребности, чаще всего путем соответствующей депривации, т. е. лишения животного возможности удовлетворить ту или иную потребность на более или менее длительный срок (вспомните пример Лоренца с голубем). При этом следует учесть, что на первом этапе депривации ее эффективность прямо пропорциональна ее длительности, а затем с увеличением длительности значимость мотивации не только не растет, но и начинает снижаться. Таким образом, создавая доминанту, следует пользоваться методом депривации очень осторожно, стараясь не «переборщить». Тем не менее, депривация по игровому поведению непосредственно перед началом дрессировки по курсу собака-детектор запахов бывает весьма эффективна, позволяя проводить дрессировку, если и не на доминанте , в точном значении этого слова, то на очень сильной игровой мотивации, а, следовательно, в сжатые сроки и с максимальным результатом. В моей практике приходилось наблюдать, казалось бы, парадоксальное явление, когда собака, живущая (но не выращенная) в вольере, лишённая возможности не только постоянно играть, но и общаться с хозяином, достигает значительно больших успехов, чем собака, живущая в квартире хозяина и вволю «оттягивающаяся» если не с хозяином, то с его детьми.
И, в заключение главы, для разрядки, цитата из записки Ленина Зиновьеву:

«Знаменитый физиолог Павлов просится за границу. Отпустить за границу Павлова вряд ли рационально, так как и раньше он высказывался в том смысле, что, будучи правдивым человеком, не сможет, в случае возникновения соответственных разговоров, не высказаться против советской власти и коммунизма в России.
Ввиду этого желательно было бы, в виде исключения, предоставить ему сверхнормативный паек» (25 июня 1920).

Ох, не прост был дедушка Ленин. В то время, как нобелевский лауреат Павлов, ещё только трудился над учением об условных рефлексах, недальновидно осмеянный нами в анекдотах «Вовка-морковка» уже вовсю мотивировал , или, используя кальку с английского «кондиционировал операнта», да и депривацией пользовался для создания доминанты. Огромную страну депривировал!

6

Понятие об обонянии. Основы распространения запахов.

Свернутый текст

В этой главе речь пойдёт о таких важных для работы с собакой — детектором запахов вещах, как запах и обоняние. Я постараюсь не утомлять читателя глубоким изложением научных основ, но совсем избежать знакомства с теорией вопроса нам не удастся. Сделаем так: текст, напечатанный курсивом, можете не читать, но обязательно прочтите следующие за ним выделенные жирным шрифтом выводы. Если же какой либо тезис выводов покажется непонятным или сомнительным, тогда деваться некуда — вникайте в курсив.
Итак, поговорим о запахах и обонянии. Мы все имеем эмпирическое представление о том, что такое обоняние благодаря тому простому факту, что сами обладаем этим замечательным чувством.

Все его считали балбесом. Он ни бельмеса ни в чем не понимал. Даже за оскорбление считал что-то понимать, но мог потребовать со всей строгостью, привлечь, понимаешь, мог к ответственности.
(Александр Покровский. «Расстрелять…»)

Однако обоняние собак во многом отличается от нашего, и не только высокой чувствительностью. Кроме того, свои, пусть хотя бы только эмпирические представления о природе запахов и их распространении, не говоря уже о полученных в школе познаниях, мы, почему-то, не спешим применять к работе собак-детекторов запахов. Весьма широко, и, к сожалению, даже среди профессионалов, распространено представление о нюхе собак, как о чём-то мистическом, сродни телепатии, не имеющем под собой естественнонаучной основы. Во всяком случае, закладку, закопанную (большим начальником!) ничтоже сумняшеся на два штыка в землю, непосредственно перед началом поиска, мне искать приходилось.
Ну что тут сказать? Представление о том, что кинологическая команда должна показывать фокусы встречается часто. Подчёркиваю, даже среди профессионалов. Пришлось, увы, и на европейском чемпионате встретиться с закладками в полностью герметичных (даже оснащённых резиновыми прокладками) полостях. Невежество, к сожалению, — это оборотная сторона узкой специализации, ставшей отличительной чертой нашего времени. Именно поэтому о запахах, их распространении и механизмах обоняния рассказать всё-таки придётся.
Обоняние является ведущим органом чувств собаки. В этом легко убедиться, наблюдая, с помощью прибора ночного видения, за поиском собаки в полной темноте. Очень поучительное зрелище. Невозможно поверить, что собака видит в темноте не намного лучше, чем мы, настолько уверенно она себя ведёт. Именно исключительное развитие обонятельного анализатора обуславливает применимость служебных собак в качестве детекторов запахов.
Природа анализа запахов с помощью обоняния до последнего времени была неизвестна. Существовало несколько гипотез, объясняющих восприятие запаха: теория химических контактов, теория физических контактов, волновая теория и т. д. В последнее время ситуация изменилась. Во всяком случае, именно за разработку этого направления Ричард Аксель и Линда Бак стали лауреатами Нобелевской премии 2004-го года в области физиологии и медицины.
Очевидно, предпосылкой анализа запахов является взаимодействие между молекулами пахнущего вещества и обонятельными рецепторами (возможно, с помощью медиаторов, — особого рода белков). В органах обоняния рецепторные клетки, свободные окончания тройничного нерва и органа Якобсона являются основными рецепторными структурами.
Рецепторные клетки веретенообразной формы расположены в обонятельной (вомероназальной) области носовой полости. От каждой клетки отходят два отростка. Один из них на поверхности эпителия заканчивается обонятельным пузырьком, покрытым 6-12 обонятельными ресничками, за счет которых площадь чувствительной поверхности, соприкасающейся с вдыхаемым воздухом, значительно увеличивается. Второй отросток сливается с такими же отростками других клеток в нерв, проходящий через решетчатую кость в обонятельную луковицу головного мозга.
Толщина обонятельного эпителия собаки 0,1 мм, а человека 0,006 мм; обонятельные луковицы собаки гораздо крупнее, что может свидетельствовать о высокой специализации обонятельного органа животного. Свободные окончания тройничного нерва и орган Якобсона также играют роль в обонянии, но природа их действия до сих пор не ясна (по крайней мере, мне об этом не известно). Принято считать, что тройничный нерв отвечает за поступление сигналов, относящихся к слабым запахам, тогда как функцией органа Якобсона является улавливание запахов нелетучих веществ. Однако, органы обоняния каждого животного специализированны для восприятия определённого спектра веществ, в зависимости от биологической целесообразности, и достаточно слабо воспринимают запахи веществ, находящихся за пределами этого спектра. Например, собаки очень чувствительны к запахам органических кислот (запахам животного происхождения) и сравнительно слабо воспринимают запахи растительного происхождения. Что же касается запахов «нелетучих веществ», то об этом можно говорить только с определённой долей условности, поскольку абсолютно все вещества обладают летучестью в той или иной степени.
Обонятельный процесс у млекопитающих включает в себя следующие стадии:
— попадание молекул пахучего вещества в обонятельный орган;
— процесс концентрации вещества на слизистой оболочке;
— взаимодействие между молекулами пахучего вещества и рецепторными клетками;
— передача электрического сигнала в мозг;
— обработка сигнала в нейронах.
Считается, что сила ощущаемого запаха зависит от числа контактов вдыхаемых пахучих частиц с нервными окончаниями и, соответственно, числа поступающих в мозг импульсов. То есть, чем больше молекул пахучего вещества будет донесено потоком вдыхаемого воздуха до рецепторов обонятельной зоны, расположенной в глубине верхних дыхательных путей собаки, тем более сильный запах она ощутит .
Характерно, что сравнительно небольшое число типов рецепторов (от 7 до 30 у млекопитающих) соответствует широкому ряду анализируемых запахов. Видимо каждый конкретный запах воспринимается сразу несколькими типами рецепторов и именно взаимодействие молекулы пахучего вещества с теми или иными типами рецепторов позволяет различать всё то богатство запахов, которое мы ощущаем (я не говорю уже о собаках).
Важнейшим свойством обонятельного анализатора собаки является способность к тонкому дифференцированию запахов. «Практика со всей определенностью подтверждает, что собака в состоянии воспринимать и одновременно дифференцировать множество запахов. Это позволяет утверждать, что обоняние у нее «аналитическое», и в этом смысле оно, очевидно, больше всего отличается от человеческого. Особенно важно, что собака способна дифференцировать многие одновременно несущиеся запахи.» (Еран Бергман. Поведение собак). При этом количество обонятельных клеток у собаки составляет 125 млн.
Пахучие вещества могут взаимодействовать с рецепторами как в газообразном состоянии, то есть в виде отдельных молекул, так и в виде кластеров, или в виде молекул, сорбированых поверхностью аэрозольных частиц. При спокойном дыхании только малая толика вдыхаемого воздуха (а вместе с ним и молекул пахучих веществ) достигает обонятельной области. В результате принюхивания (интенсивного втягивания воздуха) образуются вихревые воздушные потоки, достигающие тех областей верхних дыхательных путей, где расположены обонятельные области. Экспериментально показано, что чувствительность обонятельных клеток при влажности воздуха 60% и температуре +20° С максимальна. Обычно чувствительность нюха собаки иллюстрируют тем, действительно поражающим воображение, фактом, что собака ощущает присутствие одной молекулы вещества в 1л. воздуха. Однако такую сверхвысокую чувствительность собаки проявляют, как уже было сказано, по отношению к молекулам жирных кислот, входящих в состав мочи и пота млекопитающих. По отношению к другим классам веществ цифры не столь шокирующие. Впрочем, «настроить» нюх собаки на определённый запах вполне реально. «Упражнением достигается»…
Эффективность обоняния зависит от концентрации пахучего вещества, скорости протекания его с воздухом над обонятельной поверхностью, а следовательно, длительности контакта с этой поверхностью, избирательной активности нервной системы по отношению к конкретному запаху.
Основными физическими механизмами распространения запахов являются диффузия и конвекция. Какой из этих механизмов в каждом конкретном случае определяет состояние воздушной среды, и тем самым играет ведущую роль в распространении запаха от его источника до носа собаки? Для ответа на этот вопрос нам необходимо вспомнить, что собой представляют вышеназванные явления.

Да, Витус, народ науку уважает, хотя и знать не знает, куда она его ведет.
(Виктор Конецкий)

Конвекция (по латыни — «перемешивание») состоит во взаимном перемещении, перемешивании макрообъемов воздуха. Различают конвекцию естественную и вынужденную. Естественная конвекция — это подъём, «всплывание» нагретых воздушных масс. Пример — дым костра. Вынужденная конвекция — это движение воздушных масс под действием внешних сил отличных от выталкивающей силы. Например, ветер, сквозняки, потоки воздуха от вентиляторов.
Диффузией, в свою очередь, называется, обусловленный хаотическим тепловым движением молекул, процесс постепенного взаимного проникновения двух веществ, граничащих друг с другом.
Из этого можно сделать вывод, что в большинстве случаев запах переносится от источника до носа собаки воздушными массами, движущимися под действием конвекции и только в отдельных специфических случаях, когда речь идёт о проникновении запаха через пористые, зернистые или волокнистые среды, ведущим механизмом переноса запаха является диффузия. Количественно процесс диффузии описывается формулой:

где m — масса молекул первого вещества в объеме второго, расположенном на расстоянии l от первого, прошедшая через границу раздела сред сечением S за время t;
D — коэффициент диффузии;
с1 и с2 — концентрация пахучего вещества в первой и второй средах соответственно.
Если речь идет о пахучем конденсированном веществе (твердом или жидком), то концентрация с1 пропорциональна давлению насыщающего пара этого вещества, т. е. пара, находящегося в состоянии динамического равновесия со своей конденсированной фазой. Давление насыщающего пара в свою очередь зависит от его химического состава и температуры. Для интересующих нас случаев расстояние l довольно значительно и с2 в виду ее малости можно приравнять 0.
Следовательно, можно сделать выводы (довольно, впрочем, очевидные), что, если распространение запаха определяется диффузией, то сила запаха обратно пропорциональна расстоянию между носом собаки и источником запаха, а также, что чем больше отверстие (отверстия) в ёмкости, заключающей источник запаха, тем сильней запах. Также очевидно, что сила запаха увеличивается с возрастанием температуры источника запаха, а легко испаряющиеся (летучие) вещества пахнут сильнее, чем вещества, испаряющиеся слабо (нелетучие). Из закона Фика следует, что интенсивность распространения запаха путем диффузии пропорциональна коэффициенту диффузии D.
D = 1/3• ū • λ, где ū — средняя скорость теплового движения молекулы;
λ — средняя длина ее свободного пробега.

7

Свернутый текст

т. е. средняя скорость молекулы (или частицы пыли) обратно пропорциональна корню квадратному из молекулярной массы пахучего вещества или массы пылинки пахучего вещества.
Например, для кислорода (m=32/6•1023), ū=4,8•102 м/с ≈ 500 м/с; для водорода (он в 16 раз легче и, значит, его молекула в 4 раза быстрее) ū=2 км/с. Для пылинки размером в 1мкм (при плотности = 1) ū = 0,5 см/с.
Исследование зависимости коэффициента диффузии от температуры показывает, что с увеличением температуры он возрастает как Т2 (квадрат абсолютной температуры). То есть интенсивность запаха вещества, находящегося в помещении с неподвижным воздухом, закопанного под землю, завернутого в ткань и т. д. пропорциональна (t ºC+273)2, где t ºC — температура окружающей среды по шкале Цельсия. Следовательно, сила запаха зависит не только от температуры пахучего вещества, но и от температуры окружающей среды (они не всегда совпадают). Интенсивность запаха при 20°С, например, будет приблизительно на 20% больше, чем при 0°С. Интенсивность запаха вещества при сокрытии его на теле усиливается от воздействия температуры тела. Некоторым из нас, профессиональных кинологов, об этом полезно помнить.
Коэффициент диффузии численно равен коэффициенту температуропроводности, поэтому, чем теплее одежда, тем медленнее распространяется через нее запах. Можно воспользоваться аналогией. В процессе сертификации температуропроводность одеял проверяют следующим способом: металлическую пластинку нагревают до 52ºС (при t окружающей среды 20ºС) и ждут, когда она охладится на 5ºС. Для тонкого одеяла это время составляет 7 минут, для толстого › 25 минут. Следовательно, за время того же порядка запах источника запаха, накрытого одеялом, проникнет через одеяло. Таким образом, мы должны понимать, что для распространения запаха путём диффузии требуется значительное время. Иными словами, запах сквозь пористые среды не распространяется моментально (запах от источника, например, закопанного в землю, достигнет поверхности земли, а следовательно будет иметь шанс вступить в контакт с носом собаки только через некоторое время после того, как источник был закопан).
Когда речь идет об испарении, обычно подразумевается испарение жидкостей. Но твердые тела также испаряются. Испарение твердого тела называется возгонкой или сублимацией. Хорошо испаряющимся твердым телом является, например, нафталин. Нафталин плавится при 80ºС и интенсивно испаряется уже при комнатной температуре. Именно это свойство и определяет его использование для уничтожения моли.
Всякое сильно пахнущее твердое вещество возгоняется в значительной степени — это становится понятно, если мы вспомним, что запах создается молекулами, оторвавшимися от вещества и достигшими нашего носа. Однако, наиболее часты случаи, когда вещество возгоняется столь слабо, что его пары не могут быть обнаружены с помощью самых чувствительных приборов. В принципе, любое, в том числе твердое вещество: металл, стекло, камень и так далее, испаряется. Это можно проиллюстрировать следующим примером: когда хозяйки вывешивают в морозный день мокрое белье на просушку, вода вначале замерзает, а затем лед испаряется и белье высыхает. Если мы органолептически не обнаруживаем возгонки (не ощущаем запаха) того или иного вещества, то это значит лишь, что плотность насыщающего пара этого вещества очень незначительна. Мы уже отмечали, что плотность насыщающего пара зависит от температуры источника запаха. Действительно, можно на практике убедиться, что ряд веществ, имеющих острый запах при комнатной температуре, теряет его при температуре более низкой.
Скорость и характер распространения запаха зависит от состояния атмосферы. Обычно температура воздуха снижается с увеличением высоты над уровнем земли. В норме изменение температуры воздуха по вертикали постоянно и приблизительно равно 1ºС/100 м. При этом некоторый нагретый объем сухого воздуха, всплывающий под действием естественной конвекции, поднявшись на 100 м, охладится на 1ºС вследствие расширения, связанного с уменьшением давления окружающей среды. Следовательно, разница между его температурой и температурой окружающей среды останется постоянной. В этом случае установится стационарный конвективный режим, то есть возникнет устойчивый восходящий поток воздуха. Величина 1ºС/100 м называется адиабатическим температурным градиентом сухого воздуха. Когда температурный градиент окружающей среды выше адиабатического, атмосфера неустойчива, когда он ниже адиабатического — устойчива. Т. е. в первом случае любое возмущение в атмосфере будет, развиваясь, усиливаться, а во втором случае — угасать.
Иногда в атмосфере возникает температурная инверсия, т. е. до определенной высоты температура окружающего воздуха не уменьшается, а растет. Инверсия прижимает запахи к земле не давая им диссипироваться (рассасываться) в атмосфере. Этим объясняется исключительно эффективная работа собак в некоторые дни (особенно с утра).
Рассмотрим некоторые простейшие случаи распространения запахов (так называемый «конус запаха» ):
— При слабом ветре и неустойчивой атмосфере образуется завихренная струя запаха. Для нее характерна большая размытость. Благодаря активному перемешиванию воздушных масс в неустойчивой атмосфере запах быстро рассеивается. Расстояние, на котором собака причуивает запах сравнительно невелико.

— При скорости ветра свыше 8 м/с и нейтральной атмосфере струя запаха принимает конусообразную форму (отсюда и выражение «конус запаха»). Запах распространяется по конусу, причем имеет место лишь незначительное перемещение оси струи в горизонтальном и вертикальном направлениях. Собака причуивает запах на значительном расстоянии.

Заметьте, что собака может почуять запах только в том случае, если её нос находится внутри «конуса запаха». За пределами этого конуса молекулы РВ отсутствуют. Т. е. собака может пройти непосредственно под источником запаха и не учуять его, и, в то же время, «схватить» запах на значительном расстоянии, там, где «конус запаха» расширяется до уровня её носа.
— При очень слабом ветре и устойчивой атмосфере наблюдается веерная струя. Запах остается в очень тонком слое, постепенно рассеиваясь в поперечном направлении, по мере того как ветер относит его от источника и он приобретает форму веера.

Условия для появления веерной струи наиболее часто создаются ночью и ранним утром , когда в результате радиационного охлаждения земли возле самой ее поверхности возникают температурные инверсии. В очень устойчивых условиях инверсионного слоя запах не рассеивается ни вверх, ни вниз. Для работы собак-детекторов запахов такие условия особенно благоприятны. После того, как взойдет солнце, и земля прогреется, инверсия исчезает. Метеорологи говорят, что солнце «выжигает» инверсию.
Если в зоне распространения запаха расположено препятствие, за ним может образоваться застойная зона. В этой зоне возникает стационарный вихрь со значительным временем жизни. В застойной зоне происходит аккумулирование запаха. Именно в этой зоне (за стволами деревьев, и другими препятствиями) собака чаще всего «схватывает» запах.

Если скорость движения воздуха значительна, в зоне за препятствием может происходить отрыв вихря.

Вихрь представляет собой устойчивое образование и может переносить запах, практически без уменьшения его концентрации, на значительное расстояние. Однако дискретность (прерывистость) вихрей не позволяет собаке определить направление, в котором находится источник запаха.
Ещё один важный «метеорологический» фактор. Все мы знаем, что атмосферное давление практически постоянно изменяется: с приходом циклонов — падает, с приходом антициклонов — растёт. «В быту» эти перемены могут повлиять разве что на наше самочувствие. Однако в случае, если собака обыскивает полые объекты на предмет обнаружения в них РВ, и воздухообмен этих объектов (например, чемоданов) с окружающей средой ограничен малыми размерами отверстий и щелей, фактор падения или роста атмосферного давления может стать решающим.

«Так ведь скотный двор — он и есть скотный двор, — наставлял я блудного сына. — Или в Голландии скотных дворов не бывает?» — «Да вонито нет, Николаша», — говорил он.
(Б. Окуджава. Свидание с Бонапартом)

На кинологическом центре, где я когда-то работал, сточная система в вольерном комплексе была почему то смонтирована без обычных в таких случаях водяных затворов. Естественно, что с приходом атмосферных фронтов, сопутствующих наступлению циклонов, весь кинологический центр оказывался окутанным ужасающими миазмами. То есть, не обратить внимания на падение атмосферного давления, даже при большом желании, было невозможно. Не прошло и года, как я заметил бросающееся в глаза совпадение, — как только срабатывал наш «ароматический барометр», собаки показывали особенно удачную работу на чемоданах. И наоборот, когда давление резко повышалось, собаки показывали на чемоданах необычно низкие результаты.
Итак, когда давление падает, внутренняя среда полого объекта расширяется и несущий молекулы запаха воздух выделяется из объекта. При увеличении атмосферного давления, наоборот, внешний воздух втекает во внутренний объём объекта, препятствуя распространению запаха.

8

Этапы дрессировки собак-детекторов запахов

Свернутый текст

Необходимо осознавать, что разбиение дрессировки на этапы весьма условно (некоторые этапы можно объединить в один, а некоторые — разделить на более мелкие) и используется для облегчения понимания внутренней логики развития дрессировочного процесса.

1 . Пробуждение и развитие у щенка интереса к игре с апортировочным предметом. Всем собакам в той или иной степени свойственно так называемое апортировочное поведение , т. е. стремление находить и приносить поноску, а также стремление к игре в «перетягивание каната». Так же естественным является желание щенка играть именно с хозяином (это вообще вершина счастья). Наша задача на данном этапе — научить щенка «правильно» играть. Во-первых, дать понять, что отныне игровое общение с хозяином будет происходить в виде игры «в апортик», — хозяин забрасывает мячик или любую удобную (удобную для собаки, которой предстоит носить её в зубах, а также для хозяина, которому предстоит носить её в кармане) игрушку, щенок её приносит. Или в виде игры в «перетягивание каната». Или в виде сочетания обеих игр, что тоже вполне приемлемо. Вторая задача — заинтересовать щенка именно этими видами игры. Впрочем, если собака правильно выбрана , особой сложности в этом нет.
Очень важно понимать, что мы должны закрепить именно игру щенка с хозяином, а не игру с предметом. Игра, заключающаяся в том, что щенок самозабвенно треплет игрушку, удирает с ней в зубах от хозяина и, забравшись в какое-нибудь укромное местечко, грызёт игрушку, порыкивая на делающего попытки приблизиться хозяина, — такая игра нам категорически не подходит. Не подходит постольку, поскольку для наших будущих целей необходимо развить в щенке неудержимое, доминирующее над всеми другими желание играть с хозяином , а не желание в одиночестве играть с тем или иным предметом. В первом случае только в нашей власти предоставить собаке возможность такой игры, и тогда доминирующая мотивация заставит собаку активно искать модели поведения, которые приводят к желанному результату — игре с хозяином. Дрессировщику останется только отбирать необходимое для его целей поведение. Во втором случае (игра с предметом) собака довольно скоро обнаружит, что может удовлетворить своё желание (грызть и трепать апортик) самостоятельно, как только ей этого захочется, достаточно только найти подходящий предмет, чаще всего обломок ветки. Кстати говоря, именно поэтому всяческие ветки и палки — предметы для отработки игрового поведения неподходящие.
Как развить желание играть именно в такую игру? Мы уже говорили, что стремление к повышению своей эффективности в каждом виде деятельности является руководящим принципом поведения , а это покруче будет, чем «всего лишь» мотив поведения . Следовательно, мы должны создать у щенка впечатление, что именно в этой игре он ну просто ооочень эффективен. Игрушку он у вас регулярно забирает (очень сильный!), хотя и не без приличествующего случаю сопротивления с вашей стороны. Правда, потом сам вам её и приносит, — у кого же ещё её забирать? Очень важно также создать «культ любимой игрушки», такой приятной для кусания, легко помещающейся во рту (и в кармане, как мы уже говорили), желательно такой формы, чтобы можно было безопасно ухватиться за ту её часть, которая выступает изо рта собаки. А собаке вашей, кстати, ещё расти и расти — рассчитывайте поэтому сразу на пасть взрослой собаки. Немаловажно, чтобы пришедшую в негодность игрушку можно было сразу же заменить аналогичной. А вдруг в магазине именно в это время именно такой игрушки не будет? Это я к тому, что покупайте сразу несколько.
Встречаются собаки, которые апортировочное поведение самостоятельно не проявляют. Такие собаки для данного вида дрессировки непригодны, и нечего создавать себе проблемы, пытаясь их обучать.
Разумеется, если речь не идёт о профессиональной деятельности и вам просто хочется научить свою собаку новому навыку — флаг вам в руки! В этом случае, просто забрасывая апортик и даже таская его на верёвочке перед собакой (так играют с котёнком) вы, скорее всего, ничего не добьётесь. Впрочем, если щенок, паче чаяния, всё-таки схватит апортик, старайтесь, пока он его не выплюнул, «оживить» игрушку лёгкими подёргиваниями за верёвочку. Встряхнёт щенок игрушку, проявляя врождённое консумационное поведение («умерщвление» добычи-апорта), — считайте, что вы близки к цели: щенок признал апортик игровой добычей. Если же щенок полностью равнодушен к этому виду игры (ну не охотник он — что тут поделаешь), можно попробовать пойти другим путём. Этот путь эффективен, если собака достаточно агрессивна, т. е. склонна к проявлению агрессивно-оборонительного поведения. Вам понадобится достаточно длинный (из соображений безопасности) апортировочный предмет и прочный поводок. Привяжите собаку и начинайте дразнить её апортом. При этом легонько, а может быть и не совсем легонько — вы лучше знаете свою собаку, похлопывайте её по морде апортиком, какое-то время не давая его схватить. Ну и, наконец, разрешите собаке сделать захват. «Оживляйте» апорт, поддёргивая его. Добивайтесь, чтобы собака проявила поведение «умерщвления», т. е. энергично встряхнула апорт. (Не хочет «убивать» добычу, пусть «убивает» врага). Движение «умерщвления» входит в комплекс интринсивного поведения — агрессии и возможность его проявить доставляет собаке положительные эмоции.
Остаётся добавить, что к этому этапу разумно приступать как можно раньше, в возрасте импринтирования моделей поведения — до 6 месяцев.

2 . Депривация по игровому поведению . Как минимум за две недели до начала собственно курса дрессировки следует прекратить любые игры с собакой. На этом этапе игровая мотивация стремится приобрести ранг доминанты.
Непростая, кстати, задача — полностью лишить собаку возможности играть. Изобретательность, которую проявляет собака в поисках новых форм игрового поведения, заставит вас постоянно быть начеку, чтобы невольно не «подыграть» ей. Собаку, живущую в семье, полностью лишить игр крайне тяжело. При вольерном содержании задача упрощается. Этим, на мой взгляд, объясняется бульшая успешность вольерных (по месту содержания, но не по месту выращивания) собак в данном виде дрессировке. Для вольерных собак работа — это единственная возможность развлечься, в то время как у собак, живущих в квартире, развлечений хватает (особенно, если в семье есть дети).

Ну, и перегибать палку не стоит, — на первом этапе депривации ее эффективность прямо пропорциональна ее длительности, а затем с увеличением длительности значимость мотивации не только не растет, но и начинает снижаться.

3 . Забрасывание запахового апорта на открытой местности, так мы назовём этот этап.
Для начала дадим определение запаховому апорту. Всё очень просто — это апорт, которому присущ запах того вещества, детектором которого мы собираемся сделать нашу собаку. В дальнейшем будем называть его разыскиваемым веществом (РВ). Техническая сторона также очень проста, если её специально не усложнять. Отрезок поливинилхлоридной водопроводной трубы Ду 30, длиной сантиметров 15-20 в котором просверлены отверстия (небольшие, чтобы клык собаки не мог углубиться в одно из них). В торцы забиты деревянные чопики (дерево сухое, лиственное). Внутри полиэтиленовый пакетик с РВ. Хранить в герметичной стеклянной посуде. Перед работой заворачивать (как конфету) в чистую ткань. Концы ткани закреплять аптекарской резинкой. После того, как апорт попал собаке в рот, «обёртку» менять безжалостно. На тряпках не экономить! После работы апорт проветрить — и в банку. Почему поливинилхлоридная водопроводная труба? Потому что поливинилхлорид и достаточно прочен и, в то же время пластичен, т. е. брать его в зубы собаке не противно. Разумеется, крупная собака рано или поздно такой апорт разгрызёт, — поменяем, стоит такая труба копейки. Особо крупным и азартным псам этот апортик может оказаться — на один зуб. Не расстраиваемся и делаем апорт из куска «раскладушки» или из любого куска алюминиевой трубы. Но металлическую трубу нам придется обмотать в один слой шнуром, зажав его концы под чопики на торцах. Такой апорт ни одна собака не разгрызёт. (У меня мастиф не разгрыз, хотя и помял прилично).
Во избежание вопросов, которые неизбежно возникнут у пытливых читателей: я не питаю иллюзий и отнюдь не считаю, что изготовленный таким образом апорт будет пахнуть именно и исключительно нашим РВ. Напротив, я полностью отдаю себе отчёт в том, что запах такого апорта будет состоять из смеси запахов поливинилхлорида, дерева, резины, ткани, полиэтилена, ну и чуть-чуть — самого РВ. Однако ничего страшного в этом нет, а вот, что с этим фантом делать, вы узнаете немного позже. Ещё один организационный момент. В хозяйственных магазинах продаются одноразовые полиэтиленовые перчатки (в таких женщины красят волосы), — запаситесь ими.
Брать апорт — перчаткой. Перчатки почаще менять. Учтите, запах человека для собаки очень силён и легко заглушит запах РВ.
Занятия на этом этапе лучше всего проводить на ровной открытой площадке. До сих пор вы использовали в качестве апортировочного предмета любимую игрушку собаки (какой она должна быть — мы уже обсуждали). Сейчас любимую игрушку придётся заменить запаховым апортом. На первых порах собака может не проявить к нему должного интереса. Привяжите к апорту верёвку. Забрасывайте его и подтягивайте за верёвку. Привяжите верёвку с апортом к гибкому пруту и поиграйте с собакой этой импровизированной «удочкой». Ещё раз подчёркиваю, если собака правильно выбрана — проблем не будет. Как только проявился интерес к апорту, начинайте его забрасывать. Желательно на чистое место, чтобы к апорту не прилипали частицы песка и мелкие камешки, из-за которых собака может отказаться брать апорт. Идеальное поведение собаки, после того как она подняла апорт — спешить к вам с одной из двух целей: либо отдать вам апорт для того, чтобы вы снова его забросили, либо предложить вам игру «в перетягивание каната».
Хочется надеяться, что такое поведение собаки уже закреплено вами на первом этапе дрессировки, когда вы отрабатывали игру с любимым предметом. Ежели, паче чаяния, этого не случилось, и собака к вам с апортом не спешит, как только она схватила заброшенный апорт, — убегайте от неё! Если собака при этом выплюнет апорт и помчится за вами, это будет означать, что собачка у вас конечно преданная, но, увы, выбрали вы всё-таки не ту собачку. (Тьфу-тьфу-тьфу, поскольку на этом этапе о выборе уже поздно сожалеть). Будущий чемпион среди собак-детекторов запахов побежит за вами, не выпуская апорта (добычи!) из пасти. Продолжая убегать, без особой, впрочем, спешки, хвалите собаку, треплите её ладонью в районе стопа, спинки носа (игровая зона), но избегайте прикасаться к апорту до тех пор, пока собака сама не вложит его в вашу руку. Присядьте, даже повалитесь на землю, продолжая хвалить и трепать собаку — такое поведение приведёт её в восторг. Дурачьтесь вместе с ней. Добивайтесь, чтобы собака сама отдала вам апорт, и тут же забрасывайте его снова. Если собака протягивает вам апорт, но не выпускает его из пасти, поиграйте с ней «в перетягивание каната» и позвольте ей победить — отдайте апорт и снова убегайте и т. д. и т. п. Когда собака выпустит апорт (не случайно выронит, а выпустит его сама) забрасывайте апорт снова.
Уф… Попотеть вам конечно придётся. Но! Только в том случае, если вы пренебрегли первым этапом и приступили к собственно дрессировке с неподготовленной собакой.
Теперь, раз уж мы всё равно отвлеклись, о том, как хвалить собаку . Это маленькое отступление следовало бы назвать «Ода доброму слову ». Всё, что делает или ещё только будет делать ваша собака во время дрессировки и во время своей (очень важной!) работы, она делает ради игры с вами, ради общения с вами и ради вашей похвалы. Прочитав теоретическую часть этой книги, вы видимо уже поняли, что я считаю словесную похвалу серьёзным конкурентом несколько механистичному кликеру. Повторюсь, с моей точки зрения, словесная похвала в качестве условного подкрепления, хороша тем, что позволяет дозировать степень похвалы, изменяя вкладываемую в слово эмоцию. Ещё один плюс заключён в безусловной, «релизерной» составляющей похвалы, носителем которой является высота тона вашего голоса. Впрочем, эмоция передаётся, похоже, не только высотой звука, но и чем-то ещё, что я даже не собираюсь анализировать, но что при этом легко распознаётся (и правильно интерпретируется) собакой.
Минус словесной похвалы, с точки зрения сторонников использования кликера, — недостаточная оперативность. Утверждение довольно сомнительное. Выработав привычку хвалить собаку, используя короткие слова, и постоянно на протяжении дрессировки эмоционально комментировать её действия, можно достичь весьма высокой скорости и точности подкрепления.
Не стесняйтесь пищать, улюлюкать, хлопать в ладоши, валяться на земле и вообще всячески дурачиться. Используйте все средства для того, чтобы донести до собаки свои эмоции. Ваша эмоциональная связь с собакой не только поможет в дрессировке, но и станет основой вашей успешной совместной работы.
Поэтому, приступая к дрессировке, расслабляйтесь и учитесь делиться с собакой своими эмоциями. Для дальнейшей работы кинологической команды это не менее важно, чем искусство (да-да, искусство) понимать собаку, замечать и правильно интерпретировать подаваемые ею сигналы. Более того, любой опытный кинолог, работающий с собакой — детектором запахов подтвердит, что настанет (и неоднократно) в вашей работе такой момент, когда уставшая собака будет всё же продолжать работу, которую нельзя не сделать, исключительно на ваших эмоциях, на вашей эмоциональной поддержке. Такая эмоциональная подпитка значительно расширяет физические границы работоспособности собаки.
Впрочем, мы отвлеклись, вернувшись, по сути дела, к содержанию позапрошлого этапа, что ещё раз показывает условность самого деления процесса дрессировки на этапы.
Содержание же данного, третьего этапа такое, что проще и не бывает: забрасывайте, забрасывайте и да воздастся вам сторицей! Смысл этого надоедливого забрасывания состоит, в первую очередь в том, что собака запоминает запах нашего РВ, и он становится для неё — запахом игры ! (В терминах предыдущей главы — пусковой афферентацией игрового поведения). Во вторую очередь, хотя ещё и незначительно, собака отрабатывает поисковое поведение, — иногда апорт падает так, что сразу его и не заметишь. В третью очередь отрабатывается управление собакой жестами. Жест бросающей апорт руки начинает восприниматься как обозначающий направление движения.
В этом месте уместно обсудить ещё один вопрос. Вполне возможно, что нашей собаке предстоит стать детектором не одного, а нескольких запахов. С какого запаха начать, с самого сильного, или с самого слабого? Вроде бы логично переходить от простого к сложному, и начинать обучение с самого сильного запаха. Так, в общем-то, и действуют все известные мне школы. Однако охотники, при натаске легавых, поступают строго наоборот. И вот почему: они учат собаку принюхиваться, активно искать запах на нижнем пределе восприятия. Причём учат тогда, когда только начинает закладываться модель поискового поведения.
Вопрос конечно спорный, но мне представляется, что, обучая собаку работать «с воздуха», верхним чутьём, следует начинать с самого слабого запаха.

4 . Выработка обозначения . Предположим, наша собака нашла источник разыскиваемого запаха. Каким образом мы об этом узнаем? Как собака сообщит нам о его месторасположении? Очевидно, следует выбрать и закрепить какой-либо сигнал из поведенческого репертуара собаки. Таким сигналом могут стать: лай, посадка или укладка собаки возле источника запаха, царапанье собакой места, максимально приближенного к источнику запаха. Каждый из этих сигналов имеет свои достоинства и недостатки, и, соответственно, свою сферу применения. Если нет строгих требований к сигналу, лучше выбирать царапание, — оно наиболее точно обозначает место сокрытия источника запаха. Вообще говоря, каждой конкретной собаке изначально свойственен, в силу её темперамента и индивидуальности, какой либо из этих способов сигнализирования. Иногда предпочтительность одного из сигналов для данной собаки настолько очевидна, что имеет смысл оставить выбор за ней. Забегая вперёд, могу сказать, что нет сигналов универсальных. Каждый из этих сигналов не всегда может быть подан собакой в конкретной рабочей ситуации. Иногда собака физически не может подать понятный нам сигнал (такие случаи мы в дальнейшем рассмотрим). Уже хотя бы поэтому не следует преувеличивать значение отработки сигнала. Сигнал не фетиш, а средство коммуникации. Если вы действительно понимаете свою собаку, всё её поведение в комплексе укажет вам местонахождение источника запаха. Такое понимание — это класс кинолога.
Итак, ближе к делу. На данном этапе нам предстоит выработать сигнальное поведение собаки (в дальнейшем речь будет идти о царапании). И делать мы это будем методом отбора поведения.
Оптимальный реквизит — большая (литра на три) миска. Перевёрнутая миска лежит на земле. Рядом с ней на корточках дрессировщик с запаховым апортом (или с любимой игрушкой — особой разницы нет) в руках. В нескольких шагах перед ним хозяин придерживает свою собаку. Дрессировщик дразнит собаку апортом и у неё на глазах накрывает апорт миской. Хозяин отпускает собаку. Собака бросается к миске… А вот дальше могут быть разные варианты. Предположим, что сначала собака пытается приподнять миску носом. Но хозяин прижимает миску ногой и ей это не удаётся. Затем собака требовательно лает, давая понять, что желает получить апорт. Когда и этот поведенческий акт не приносит результата, собака озадаченно замолкает и садится перед хозяином, выразительно глядя ему в глаза. И этот поведенческий акт безрезультатен! Собака подходит к миске и пытается сдвинуть её лапой — царапает . В эту же секунду хозяин должен приподнять миску — подкрепить отобранное поведение выдачей апорта. При этом хвалить собаку с максимально возможными эмоциями. Разумеется, события могут развиваться совсем не в таком порядке, но главное не в этом. Главное — дождаться желательного поведения и вовремя его подкрепить. Иногда желаемое поведение приходится провоцировать, например, заменяя миску корзиной из металлических прутьев, между которыми собака может просунуть лапу; или слегка приподнимая миску и т. д. и т. п.
Традиционно этот этап выполняется не на одной миске, а на многих, под одну из которых в отсутствие собаки прячется запаховый апорт. То есть решаются вроде бы сразу две задачи — вырабатывается сигнальное поведение и, одновременно, поисковое поведение

Однако, как мне кажется, в таком исполнении этапа кроется принципиальная ошибка. Собака приучается искать в первую очередь глазами, а потом уже носом. Она привыкает сначала выделять потенциально перспективные объекты (миски, в данном случае) зрением, а затем уже их обнюхивать, т. е. по сути дела работать нижним чутьём. Для универсальной собаки-детектора запахов это неприемлемо. Собака в идеале должна искать запах совершенно непредвзято, не используя зрение, предыдущий опыт обнаружения, и какие либо другие «свои соображения», — просто ловить и обнюхивать воздушные потоки. Нюхать воздух, а не предметы. Вот тут-то поиск на мисках и помешает, причём на очень раннем этапе обучения, выработать у собаки такой стиль поиска. Поэтому: миска только одна, вместо запахового апорта можно использовать любимую игрушку, искать ничего не надо, надо добыть игрушку из-под миски.
Итак, собака царапнула, отдали апорт. Но на следующий раз дождитесь, пока собака царапнет два раза, затем три и так далее… Некоторые собаки через два занятия войдут во вкус и начнут барабанить по миске как взбесившиеся зайцы, другие так никогда и не научатся выдавать эффектную серию, зато по интенсивности их царапания можно будет определить степень уверенности собаки в обнаружении. По большому счёту это и не важно — лишь бы вы понимали сигнал своей собаки.

5. Поиск в траве. Забрасывание апорта в траву. Выходим на травянистую полянку. Усаживаем собаку, удерживая за ошейник, показываем ей запаховый апорт и широким жестом забрасываем его в траву. На первых порах не обязательно далеко. Отпускаем собаку и внимательно следим за ней. Пользуясь зрением, в густой траве искать апорт неудобно и собака вынуждена использовать нюх. Запах апорта ей уже более-менее знаком (можно дать собаке понюхать апорт перед забрасыванием). Бросив апорт, не идите за собакой, стойте на месте. Но следите за ней, и тем внимательней, чем ближе она подбирается к месту, где лежит апорт. Пытайтесь уловить и запомнить первые признаки того, что собака почуяла запах апорта. Забрасывайте апорт всегда против ветра, так, чтобы ветер нёс запах от апорта к собаке. Собака должна привыкнуть двигаться в поиске так, чтобы суммарный вектор всех её передвижений был направлен против ветра. В результате она научится сама выбирать такое направление поиска, тем более, что влажный нос помогает собаке точно определить направление ветра. Желательно, чтобы собака двигалась от вас к апорту «челноком». Есть собаки, особенно охотничьи, которые практически врождённо «челночат». Направление «боком к ветру» особенно удачно для поиска, поскольку при этом разница в силе запаха, попавшего в правую и левую ноздрю собаки, помогает ей сразу и безошибочно определить направление на его источник. Зрелище очень характерное и поучительное, — спокойно движущаяся собака вдруг резким движением поворачивает голову, так же резко изменяет направление движения и, ни минуты не колеблясь, устремляется к источнику запаха.
Но мы опять забежали немного вперёд. Пока что собака лишь учится находить апорт по запаху, и ни о какой технике поиска речь ещё не идёт. Бросайте апорт всё дальше и дальше, то размахиваясь справа налево, то слева направо (но всегда против ветра). Это размашистое движение руки постепенно трансформируется в жест управления собакой, определяющий направление в котором ей следует двигаться. Когда собака начнёт срываться с места непосредственно за броском апорта, начинайте вводить команду «Ищи!». Одновременно с подачей команды можно открытой ладонью правой руки (левая держит ошейник) хлопнуть собаку по груди. Такой хлопок заметно её «заводит». Правда, некоторые легко возбудимые собаки могут в этот момент схватить руку хозяина зубами. В этом случае следует ограничиться командой, подаваемой голосом.

6 . Запрятывание апорта в траве . Этап отличается от предыдущего только тем, что апорт не забрасывается, а запрятывается сначала дрессировщиком, а затем — хозяином собаки. Смысл этого этапа вот в чём: иногда зона поиска должна быть чётко очерчена. Например, не всё помещение, а только его часть, или какая-либо территория на открытой местности. Принято обозначать (для собаки) зону поиска обходом её по периметру, выполняемым либо хозяином собаки, либо его помощником. Такое обозначение зоны поиска обычно называют мотивировкой (не путать с мотивацией). Как добиться того, чтобы собака правильно понимала мотивировку? В приучении собаки к мотивировке обходом зоны поиска по периметру как раз и состоит смысл данного этапа.
Хозяин стоит с собакой у ноги. Дрессировщик показывает собаке запаховый апорт, затем удаляется против ветра и, демонстративно приседая, прячет апорт в траву. Затем (по ветру) возвращается к собаке и демонстрирует ей пустые руки. (Осторожно, некоторые собаки в этот момент могут и цапнуть). В первый раз отходить надо недалеко, чтобы собака заметила, где дрессировщик спрятал апорт, и не успела забыть об этом, пока дрессировщик возвращается. Впоследствии территория, которую обходит дрессировщик, увеличивается. Собственно говоря, вначале, мотивируемое пространство рекомендуется не обходить, а оббегать, постоянно привлекая внимание собаки (хлопая в ладоши, показывая собаке апорт, называя кличку собаки и т. д.). При этом дрессировщик несколько раз присаживается, делая вид, что прячет апорт. Затем дрессировщик и хозяин собаки меняются ролями: дрессировщик придерживает собаку, не давая ей сорваться с места раньше времени, а хозяин выполняет мотивировку, запрятывая апорт. Вернувшись к собаке, хозяин отстёгивает поводок и размашистым жестом в сторону начала поиска, совмещённым с командой «Ищи», отправляет собаку в поиск. Если собака ищет совершенно бессистемно, сразу отбегает в дальний конец зоны поиска и в дальнейшем обыскивает только эту, дальнюю часть зоны, — следует отработать систематический поиск на поводке. При отработке необходимо постоянно следить за тем, чтобы не оказаться между собакой и источником запаха. Полезно на этом этапе иногда делать закладки на ближней к собаке границе зоны поиска, чтобы приучить собаку обыскивать всю зону.
Забегая вперёд, нужно сказать, что с приобретением собакой навыков поиска, процесс мотивировки постоянно редуцируется: отпадают приседания и имитация запрятывания, бег сменяется спокойным шагом, но при этом смысл мотивировки остаётся понятен собаке.
На этом же этапе имеет смысл сменить участок с низкой травой на участок с травой более высокой, усложняя условия поиска. А может быть, за это время трава сама вырастет…

7 . Запрятывание в траве запахового апорта прикрытого предохранительной решёткой . Цель этапа состоит в том, чтобы объединить в цепь два отдельных до этого момента звена: поисковое поведение и поведение обозначения места в котором сокрыт источник запаха. Для этого нам понадобится реквизит: металлическая решётка на четырёх заострённых шпильках (смотри фото). Дрессировщик заранее в отсутствии собаки прячет на выбранном для поиска травянистом участке запаховый апорт, накрывая его (прикалывая к земле) предохранительной решёткой. Решётка необходима для того, чтобы собака самостоятельно не могла извлечь из-под неё апорт и, воленс-ноленс, проявила уже отработанное поведение обозначения. Мотивируя впоследствии границы зоны поиска, хозяин собаки показывает ей другой апорт, который затем незаметно передаёт дрессировщику.
Как только собака, обнаружив апорт и поняв, что ей самой его не достать, царапнёт решётку, дрессировщик приподнимает решётку и выдаёт апорт. При этом хозяин хвалит собаку и играет с ней апортом.
Если вам на этом или на последующих этапах покажется, что собака ищет запаховый апорт не по его запаху, а по запаху предохранительной решётки (которая, конечно, тоже имеет запах), расставьте на обыскиваемом участке насколько решёток, спрятав апорт только под одну из них.
На этом этапе продолжается отработка мотивировки, управления собакой жестами, и систематичного поиска. Закрепляется мотивация к поиску: в словесное поощрение собаки и игру с найденным и обозначенным апортом хозяин должен вкладывать максимум положительных эмоций.

8. Запрятывание в траве запаховой закладки, прикрытой предохранительной решёткой. Всё то же самое, что и на предыдущем этапе, кроме одного (очень важного!) отличия. Теперь под предохранительную решётку закладывается не запаховый апорт, а запаховая закладка. Что она из себя представляет? Основной её компонент, — это то вещество, которое мы собираемся в дальнейшем обнаруживать по запаху (РВ). Для удобства использования это вещество можно положить в матерчатый мешочек, можно в полиэтиленовый или бумажный пакетик и т. д. и т. п. А лучше всего иметь много закладок, различающихся упаковкой и количеством разыскиваемого вещества и применять их все в случайном порядке.
В этом месте маленькое отступление. Из практики: похоже, что изменения количества РВ, — значительные изменения, в 100 1000 раз, например, приводят к качественным изменениям (для собаки) запаха. Вывод: количественный диапазон РВ в закладках должен быть максимально широк, если вы не стремитесь к шокирующим неожиданностям в практической работе.
Возвращаясь к нашим баранам: запаховую закладку кладём в открытую стеклянную банку, и помещаем под предохранительную решётку вместе с любимой игрушкой нашей собаки. Если за это время любимой игрушкой стал поливинилхлоридный апорт (бывает и так) кладём под решётку его, но уже пустой, без РВ. Мотивируем собаку имитацией запрятывания апорта (другого) и пускаем её на поиск источника запаха. Как только собака находит и обозначает источник запаха, — поднимаем решётку. Если собака и попытается схватить запаховую закладку, ей это не удастся: стекло наименее подходящий для переноски в зубах материал. Но, скорее всего, собака сразу же ухватит апортик (игрушку), который (которую) она, собственно говоря, и искала (объект игры). Дальше повторяем это упражнение, меняя закладку до тех пор, пока не почувствуем, что собака находит её с лёгкостью, невзирая на изменение места и площади поиска, количества разыскиваемого вещества, а также упаковки, в которую оно помещено. Я думаю, вы уже поняли: на этом этапе, если говорить профессиональным языком, мы осуществляем специализацию рефлекса поиска разыскиваемого вещества (РВ). Рефлекса, ранее выработанного в генерализованном виде. То есть, до этого этапа собака искала смесь запахов нашего РВ, поливинилхлоридной трубки, древесины, из которой сделаны закрывающие трубку чопики, аптекарских резинок, полиэтилена и полотна, в которое завёрнут апорт. Теперь запах упаковки всё время меняется, а постоянным остаётся только запах РВ. Все сопутствующие запахи теряют статус значащих (сигнальных), и только запах самого вещества сохраняет и упрочняет в сознании собаки свою связь с игрой.

9. Подбрасывание апорта. Этап отличается от предыдущего тем, что под решёткой лежит только РВ в стеклянной банке, а апорт (игрушка) находится у хозяина и подбрасывается собаке при обозначении ею места сокрытия РВ.
На этом этапе, случается, возникает одно маленькое осложнение: собака, разыскав сетку, не видит под ней апорта (игрушки) и, соответственно, теряет мотивацию к царапанию. Искала-то она, собственно говоря, игрушку, хоть и по запаху РВ. Зачем же царапать, если игрушки нет?
Ну что же, придётся на какое то время вернуться к предыдущему этапу. Только теперь, перед тем как приколоть закладку с РВ и игрушку к земле предохранительной решёткой, мы прикрываем их сорванной травой или листьями, чтобы собака не видела, что именно лежит под решёткой. На всякий случай разбросайте в зоне поиска пучки сорванной травы (листьев). После нескольких повторений оставьте под решёткой только закладку РВ и, при обозначении собакой места сокрытия, подбросьте ей игрушку (апорт). А затем играйте с собакой! Играйте так, чтобы она поняла, какое важное знание только что получила. А именно: ищи и обозначь источник запаха РВ, и ты получишь игрушку от хозяина. И хозяин будет играть с тобой этой игрушкой в самую твою любимую игру . Теперь самое важное уже позади, остаётся только закрепить эту цепочку: поиск источника запаха — обозначение источника запаха — получение игрушки — игра с хозяином.
Над этим этапом поработаем потщательнее. Имейте в виду, что игрушку можно подбрасывать, можно просто давать собаке в зубы, а можно подбрасывать «хитро», из-за спины, через плечо (что само по себе целое искусство). Дело в том, что некоторые нетерпеливые и считающие себя особо умными собаки, найдя закладку, вместо того чтобы царапать, начинают выразительно пялиться на хозяина, как бы говоря: «Ну, я нашла, давай апорт. Я же знаю, что он у тебя». Делать нечего, пусть игрушку пару раз подбросит дрессировщик. Или пусть хозяин, делая вид, что возится с закладкой (поднимает решётку, заглядывает под неё), подбросит апорт через плечо. А проще всего показать апорт собаке и, подойдя к закладке, ждать пока ваш умник её обозначит. В конце концов, подсунуть апорт под решётку и «пооживлять» его пока собака не «сработает». После чего сунуть апорт ей в зубы. И играть! (Никогда не устану это повторять, без эмоциональной игры ничего-то у нас не получится). Хорошего.

10. Переход к верхним закладкам. На этом этапе запаховые закладки маскируются на свисающих ветвях деревьев и кустарников. Именно на свисающих ветвях, а не на стволах и растущих из земли ветках. И вот почему. Собака, в отличие от нас с вами, передвигается на четырёх конечностях. Лишь в очень редких случаях её внимание могут привлечь объекты находящиеся высоко над уровнем земли. Мир собаки в гораздо большей степени, нежели мир человека, привязан к плоскости. Во всяком случае, такая абстракция, как разрыв непрерывности поверхности собаке явно не под силу. Всё, что не «вырастает» из земли собака практически не замечает. То есть, закладку, закреплённую на свисающей ветви дерева (и, разумеется, замаскированную листьями или травой) собака хоть и видит, но свисающую ветку в качестве потенциального источника запаха не воспринимает. Иными словами догадаться или хотя бы предположить, что источник запаха «висит в воздухе» собака не способна. Найти такую закладку собака может только с помощью чутья, только уловив поток воздуха, несущий молекулы РВ. Как говорят кинологи: «по конусу запаха». (С этим понятием мы познакомились, когда говорили о физической природе запаха и механизмах его распространения). Такой способ обнаружения источника запаха охотники называют «верхним чутьём» в отличие от «нижнего чутья», т. е. непосредственного обнюхивания объектов, например следов животного, оставленных им на поверхности земли.
Этап этот представляется мне крайне важным. Задача его состоит в формировании навыка работы верхним чутьём. Собака-детектор запаха, работающая верхним чутьём способна с высокой эффективностью и весьма быстро обработать значительные площади (объёмы), а, следовательно, и большое количество объектов одновременно. При этом сколь угодно сложная форма этих объектов не помешает ей безошибочно выявить источник запаха.
Собака, работающая верхним чутьём, обследует объём, в котором расположены контролируемые объекты, в то время как собака, работающая нижним чутьём, обследует непосредственно объекты, — энергетически затратная манера поиска, оправданная лишь в некоторых специфических случаях.
Разумеется, начинать следует с закладок, расположенных достаточно низко (0,5-0,7 м над землёй, в зависимости от роста собаки). Закладка по-прежнему помещена в открытую стеклянную или металлическую тару. Подбрасывать игрушку следует в тот момент, когда собака попытается схватить закладку. Вполне естественно, что царапать свисающую ветку собака не будет. (Вот вам первый из обещанных примеров, когда собака физически не способна применить выбранный нами способ обозначения).
В дальнейшем закладку нужно постепенно поднимать. Подняв закладку за пределы досягаемости собаки, мы впервые увидим (и зафиксируем в памяти) реакцию собаки на недоступную закладку. (Часто встречающийся случай, к которому надо быть готовым).
Обратите внимание, что «поймать» запах, находясь непосредственно под его источником, собака может только при полном безветрии. Это связано с механизмом распространения запаха, разносимого ветром в виде расширяющегося конуса. Собака может «схватить» запах только в той точке, где нижняя граница «конуса запаха» опускается до уровня её носа. Проще всего (и чаще всего) запах обнаруживается там, где на пути его распространения возникает препятствие, например, ствол дерева. Причину этого явления мы только что рассмотрели в предыдущей главе.
Кинологи, планирующие использовать своих собак-детекторов запахов в основном в помещениях, часто спрашивают, а иногда и предъявляют претензии: почему мы обучаем собаку на природе, на открытой местности, — ведь работать ей придётся совсем в других условиях? Ответ прост. Запахи на открытых пространствах распространяются в основном под действием ветра и по относительно простым траекториям, а в помещениях траектории распространения запахов очень сложны и на этих (ранних) этапах обучения собаки ещё не готовы обнаруживать источник запаха в условиях, когда градиент концентрации РВ в воздухе изменяется в пространстве сложным образом. Короче говоря, проще собаке учиться на свежем воздухе.

11. «Подъём царапания». Одновременно с предыдущим этапом осуществляется так называемый «подъем царапания». Если раньше при отработке царапания мы располагали миску непосредственно на земле, то теперь запаховая закладка последовательно делается: под миской расположенной на ящике (любом предмете, имеющем достаточную высоту), затем на двух ящиках, стоящих один на другом, затем приклеивается скотчем между досками препятствия «барьер» с наветренной стороны от собаки на постепенно увеличивающейся высоте. Если собака отказывается царапать вертикальную поверхность, в качестве промежуточного упражнения можно использовать закладку, приклеенную скотчем между досками препятствия «книжка» (достаточно пологого препятствия). Впрочем, это при наличии дресплощадки. Можно обойтись и без стандартных препятствий. Например, дощатым забором. Простор для фантазии здесь велик. Кстати говоря, закладка в вертикальной металлической решётке представляет собой очень поучительную разновидность упражнения, используемого на предыдущем этапе.
Задача данного этапа — научить собаку обозначать источник запаха на вертикальной поверхности, да ещё и на значительной высоте, что собаке в обычной жизни не свойственно.
Немного отвлекусь. Если собаке сложно царапать вертикальную поверхность, стоя на задних лапах, то представьте себе, насколько ей сложно царапать, когда задние лапы вообще не имеют опоры. При этом надо знать, что собаки, теряя опору под задними лапами, одновременно утрачивают и уверенность в себе. Так вот, случалось мне видеть собак-детекторов запахов, царапающих вертикальную поверхность, лёжа на плечах хозяина на манер воротника, или лёжа животом на ладонях вытянутых вперёд и вверх рук хозяина. Чтобы было понятно, скажу, что во втором случае это был спаниель. Вот это степень доверия хозяину! Вот это азарт в работе! Такими кинологическими командами можно восхищаться.

12. «Дифференцирование». На предыдущих этапах мы уже исподволь «объясняли» собаке, что подкрепляется обнаружение запаха именно самого РВ, а не запахового апорта и его составляющих. То есть собака первоначально (на этапах 3, 5, 6, 7), привыкла обнаруживать и обозначать сложносоставной запах запахового апорта. На этапах 8, 9, 10, 11 собака начала понимать, что из всех запахов апорта поощряется игрой с хозяином только обнаружение запаха РВ. На данном этапе мы превратим это понимание в знание. В терминах предыдущей главы мы займёмся спецификацией инструментального рефлекса поиска и пусковой афферентации инструментального рефлекса обозначения места сокрытия источника запаха. Традиционно этот этап называется этапом дифференцирования (различения) отдельных частей сложносоставного запаха апорта, то есть выделения в качестве значащего запаха РВ, и угашения реакции на сопутствующие запахи (поливинилхлорид, дерево, полиэтилен, резина, бязь). Соответственно реквизит данного этапа, — деревянную подставку с гнёздами в которых размещены стеклянные банки закрытые перфорированными крышками, принято называть дифференцировочной доской.
В стеклянных банках, расположенных на дифференцировочной доске, размещаются по отдельности все составные части запахового апорта (поливинилхлоридная трубка, древесные бруски, полиэтиленовая пленка, аптечные резинки, ткань, и, разумеется, РВ). Банки, точнее отверстия в крышках банок, предлагаются собаке для обнюхивания. А дальше всё просто: обозначение банки с РВ поощряется, обозначение остальных составных частей запахового апорта не поощряется.
Естественно, от упражнения к упражнению расположение банок на дифференцировочной доске меняется.

13. Совершенствование способности обонятельного анализатора собаки к дифференцированию запахов.
На этом этапе в одну из стеклянных банок на дифференцировочной доске закладывается РВ, а в остальные — различные сильнопахнущие вещества: кофе, чай, табак, стиральный порошок, бензин, солярка, различные растворители, образцы парфюмерии и т. д. и т. п. (подумайте сами, какие именно запахи, затрудняющие обнаружение РВ, могут встретиться в процессе вашей будущей практической работы). По технике выполнения этот этап ни чем не отличается от предыдущего.
Банки следует почаще мыть без применения моющих средств. Ещё лучше кипятить. Сушить на солнце, поскольку ультрафиолет «съедает» запахи.
Цель этого этапа — приучить собаку уверенно работать в присутствии сильных запахов, а заодно и отучить её обозначать источник просто сильного запаха, не важно какого. К сожалению, иногда приходится сталкиваться с таким поведением собак-детекторов запахов.
В развитие этого этапа РВ закладывается в одну из банок с сильнопахнущим веществом, что не должно помешать собаке его обнаружить. Количество закладываемого РВ желательно постоянно менять.
Над этим упражнением стоит потрудиться подольше — окупится сторицей!

14 . Отработка схем обыска конкретных объектов. Объекты, на которых собаке придётся работать на протяжении её «карьеры» предугадать очень сложно. Всё зависит от специализации кинологической команды. Грубо можно выделить два случая: поиск внутри объекта и поиск снаружи объекта. При поиске снаружи объекта очень важно правильно выбрать исходную позицию. Естественно, ветер должен дуть от объекта к собаке. (Для определения направления движения воздуха советую всегда носить с собой зажигалку). Исходная позиция должна находиться достаточно далеко от объекта для того, чтобы нижняя граница «конуса запаха», распространяющегося от РВ, возможно расположенного на определённой высоте, успела достичь уровня земли. Если вы не поняли последнюю фразу, не расстраивайтесь — поймете, о чём шла речь, когда мы будем рассматривать способы распространения запахов.
Вариант «поиска снаружи» мы рассмотрим на примере обыска машины. После того как вы усадили собаку в исходную позицию, необходимо «мотивировать» объект, — двигаться вокруг объекта при этом лучше по часовой стрелке. Тогда собака, отпущенная в свободный поиск, начнёт обходить машину против часовой стрелки (начнёт оттуда, откуда вы вышли из-за машины), и вам будет легче впоследствии руководить её поиском, заступая ей дорогу и правой рукой постукивая по тем зонам, которые следует тщательно обнюхать. Мотивируя, приоткрываем все дверцы, капот, багажник, что называется «на один щелчок». (Открывать герметичное — это вообще универсальный принцип: собака фокусы не показывает, если объект, содержащий РВ, закрыт герметично, то его запах ни коим образом не может достичь носа собаки, — следовательно, и унюхать его собака не способна).
После мотивировки пускаем собаку без поводка в свободный поиск (если дело не происходит на оживлённой улице среди потока машин). У свободного поиска есть свои плюсы: собака работает быстро, с той скоростью, которую выбрала сама, велика вероятность, что она уловит запах верхним чутьём; и свои минусы: из-за высокой скорости работы собаки вы всё время теряете её из виду и можете пропустить характерный сигнал, кроме того, собака может переключаться на посторонние объекты. Два — три круга, и, если собака ничего не обнаружила, берём её на поводок и начинаем обрабатывать объект совместно, двигаясь против часовой стрелки (кинолог — спиной вперёд). При этом, прижимаясь правым боком к объекту, заступаем собаке дорогу, правой рукой постукивая по тем щелям, отверстиям и деталям, которые должны быть обнюханы. Если собака недостаточно принюхалась к тому месту, которое, на наш взгляд, должно быть тщательно обследовано, — вращаясь вокруг своей оси по часовой стрелке, обводим собаку вокруг себя, и вновь подводим к точке, которая должна быть обнюхана. Смысл этого «фуэте» в том, чтобы не дёргать собаку во время поиска, резко изменяя направление её движения.
При активном принюхивании собаки к щели между дверью и корпусом машины (а тем более при обозначении этой зоны), чуть приоткрываем дверь и, сняв поводок, позволяем собаке медленно протиснуться внутрь машины. Почему «медленно» и почему «протиснуться»? РВ может быть сокрыто в двери или в её посадочном месте. Медленно протискиваясь, собака невольно задерживается в этой зоне и вынуждена тщательно её обнюхать.
После того, как собака оказалась внутри машины, прикрываем дверь, чтобы не создавать лишние воздушные потоки. Через окна наблюдаем за свободным поиском собаки внутри машины. Допустимо войти вслед за собакой в машину (если это — как минимум микроавтобус) и помочь ей в поиске, указывая на перспективные, с вашей точки зрения зоны. При этом существует опасность оказаться между собакой и источником запаха. В этом случае шансы обнаружения РВ, естественно, резко упадут. Лучше всего руководить действиями собаки, находясь снаружи. К сожалению, многие собаки не понимают намерений хозяина, настойчиво стучащегося в машину то там, то здесь и вообще прекращают поиск, явно обеспокоенные его психическим состоянием. (Это я к тому, что все коммуникативные приёмы должны быть отработаны заранее).
Вариант, который мы условно назвали «поиск внутри объекта», т. е. поиск в помещении.
Собаку сажаем на пороге, чтобы она могла наблюдать за нашими перемещениями при мотивировании внутреннего пространства или его части. Обходим помещение против часовой стрелки (собака, соответственно, начнёт искать по часовой, — так вам будет удобнее ею управлять, постукивая правой рукой по объектам, которые необходимо обнюхать). В первую очередь пытаемся выделить объекты, представляющие потенциальную опасность для собаки: оголённые провода, острые кромки, неустойчиво стоящие предметы и т. д. и т. п. Что можно, — устраняем и поправляем. Не спешим, помещение можно обойти и второй и третий раз. Герметичное — приоткрываем. Расчищаем проходы. (Естественно, всё это не в случае поиска взрывчатых устройств). Выделяем и запоминаем представляющие интерес в плане сокрытия РВ объекты.
Возвращаемся к собаке и посылаем её в поиск. Теперь очень важно внимательно наблюдать за собакой, не теряя её из виду ни на минуту. Желательно при этом не отходить далеко от входа и вообще как можно меньше перемещаться по помещению. Не мешать собаке, не заступать ей дорогу, не находиться между ней и объектами! Дайте собаке сделать несколько кругов, три, четыре, может быть — пять. Чаще всего уже на этом этапе, по особому вниманию собаки к какой либо зоне, по тому, как она, принюхиваясь, поднимает морду кверху, можно сделать предварительные выводы о местонахождении РВ. Если поведение собаки достаточно определённо, остаётся только помочь собаке тщательно проработать выбранную ею зону. Тут кинологу нужно поработать головой. Откуда может исходить запах? Естественно, что сплошные поверхности в этом смысле не представляют интереса, в отличие от щелей, отверстий, полостей, предметов, поддающихся разборке и т. д.

Собака может причуивать запах достаточно далеко от его источника, а сам источник не находить. В этом случае следует задуматься о путях распространения запаха, о направлении потоков воздуха в помещении (вот тут и пригодится зажигалка).
Однако может так случиться, что собака намотала уже, бог знает сколько кругов по помещению, и вы видите по её поведению, что она начинает конфузиться и не знает, что ещё предпринять. То есть за время свободного поиска собака ни разу не ухватила запах РВ. Вспомните, нет ли в помещении таких зон, которые собака в своём поиске неизменно пропускала? Животные, и в частности собаки, вообще говоря, крайне консервативны в своём поведении, и ваша собака, однажды случайно срезав какой-нибудь угол, вполне вероятно будет срезать его снова и снова. Помогите собаке обыскать пропущенную зону, а затем, если это не даст результата, начинайте совместный систематический поиск. Подчёркиваю — систематический, именно от его систематичности будет зависеть результат. Итак — вы движетесь впереди собаки, лицом к ней, т. е. спиной вперёд, по часовой стрелке, начиная от двери (не выпускайте из внимания зону двери — это распространённая ошибка). Движетесь быстро, ведь для собаки всё происходящее — игра, замедлите темп — и ей станет неинтересно! Перемещаясь таким образом, вы правой рукой постукиваете по тем отверстиям, щелям и т. д., откуда по вашему мнению может исходить запах. Предположим, вы постучали по предмету, а собака его не обнюхала, ничего страшного — двигайтесь дальше — на следующем круге вы снова предложите собаке для обнюхивания этот же предмет. Не задерживайтесь, стараясь снова и снова заставить собаку обнюхать пропущенный объект. Такие ваши действия могут привести к «сверхмотивировке» объекта — собака начнёт сомневаться: наверное, не зря хозяин так много внимания уделяет именно этому предмету, хозяин — вожак, ему виднее. В этом случае собака начнёт активно принюхиваться к предлагаемому объекту, кинолог по её поведению решит, что он на правильном пути… И всё — круг замкнулся, ложная сработка обеспечена.
Основные правила систематичного поиска: сначала обрабатывается периметр помещения (нижний ярус объектов, затем средний ярус, и, наконец, — верхний). Затем, в том же порядке обследуется центральная часть помещения. Руководство собакой во время поиска производится с помощью команды «Ищи!», подаваемой в различных модальностях. Например, когда, по вашему мнению, напряжённость поиска ослабевает, вы можете повторить команду «Ищи!», используя поощрительную интонацию. В случае если собака, разыскав одну из закладок, фиксируется на ней и не хочет продолжать поиск, можно подать команду «Ищи!», используя повелительную интонацию.
Тут уместно будет упомянуть о различиях в практике употребления команды «Ищи!» с которыми мне приходилось сталкиваться. В традициях немецкой школы (или одной из немецких школ) употребление команды, что называется «редко, но метко», как это, собственно говоря, принято и у нас. Французы же (или скажем осторожнее: «одна из французских школ»), повторяют эту команду во время поиска практически непрерывно. Причём делают это весьма эмоционально, применяя тонкие градации тональности и отрывистости, «хлёсткости» команды. Не берусь в этом вопросе давать рекомендации, тем более что разница может быть всего лишь результатом различий национальных темпераментов. С моей точки зрения, оба подхода имеют и свои плюсы, и свои минусы.
Ещё один важный аспект: подкреплять ли обозначение собаки в тех случаях, когда вы не уверены в том, что собака действительно нашла источник РВ? Во время реального поиска, «на улице», как говорят полицейские кинологи в США, — однозначно нет. Один раз подкрепите ложную сработку, потом хлопот не оберётесь! Убедитесь в обнаружении, и, если условия позволяют, снова пустите собаку — и уж тогда подкрепляйте. Впрочем, если собака иногда не получит подкрепления, — ничего страшного не случится. Пусть лишний раз поломает себе голову: а что же я сделала не так? Дополнительные эмоции пойдут только на пользу, поскольку рутина — худший враг заинтересованности собаки в поиске. Однако, поскольку собака иногда не будет получать подкрепление за безошибочное поведение, к этому её следует приучить заранее. Иногда во время дрессировки и тренировок правильное обнаружение следует оставлять без подкрепления. Тут можно сочетать «две пользы в одном флаконе», не подкреплять в тех случаях, когда вам кажется, что собака могла бы справиться и получше, — пусть оттачивает мастерство!
Кстати говоря, в реальной работе собака будет обнаруживать РВ довольно редко, во всяком случае — не при каждом поиске. К этому её следует подготовить при обучении и во время тренировок с помощью так называемого пустого поиска. При этом желательно, чтобы кинолог не знал, когда собака имеет шанс найти закладку, а когда ей придётся поработать впустую. Таких условий поиска кинологи очень не любят и обычно начинают придумывать какие-нибудь демагогические причины, чтобы их избежать. Но — надо. Как говорят медики: «Тяжело в лечении — легко в гробу».
К вопросу о поощрении собаки-детектора запахов лакомством. Иногда это практикуют. Впрочем, возникает сразу много вопросов: будет ли эффективно искать сытая собака? Не станет ли собака искать собственно еду, если ей представится такая возможность? Чтобы не дискутировать здесь этот вопрос, отсылаю вас к соответствующему абзацу главы «О теоретических основах дрессировки».
Ещё один очень важный момент: обязательно нужно проверить: как собака будет себя вести в тех случаях, когда она, по какой либо причине, не может рутинно обозначить место сокрытия РВ. С одним из таких случаев мы уже сталкивались, вспомните раздел 10 этой главы — источник запаха, закреплённый на ветке дерева. Обнаружив подобную закладку, собака, скорее всего, будет пытаться в прыжке ухватить её зубами. Вообще, если собака имеет непосредственный доступ к закладке, она наверняка возьмёт её в пасть. Но представьте себе ситуацию, когда источник запаха — это листок бумаги, или висящая на гвоздике верёвочка т. д. и т. п. То есть ситуацию, когда источник запаха определенно не годиться для игры с хозяином в перетягивание или забрасывание. Собака при этом явно заходит в тупик. А вот как из этого тупика выйдет именно ваша собака, вы и должны обязательно для себя выяснить. В практической работе это знание непременно пригодится.
И в заключение, несколько практических советов. Приучите собаку работать в присутствии других собак и (о, ужас!) кошек. С собаками всё просто — «упражнением достигается». Кошку можно посадить в клетку, клетку поставить сначала недалеко от зоны поиска, а затем и непосредственно в самой зоне.
Не для всех разновидностей служб собак-детекторов запахов, но для некоторых весьма полезным навыком будет навык спонтанного поиска, то есть поиска без команды. Отработать его можно с помощью следующей последовательности действий: сначала закладка делается так, чтобы собака обнаруживала её ещё до мотивировки кинологом зоны поиска. Соответственно закладка должна находиться непосредственно рядом с местом посадки или укладки собаки, с наветренной стороны и пахнуть изрядно. Затем закладка размещается на пути собаки к месту поиска в непосредственной близости от этого места, то есть собака должна наткнуться на закладку, будучи уже внутренне готовой к поиску. Затем на дальних подходах. Затем просто во время прогулки. И так далее, во всё более неожиданных ситуациях и во всё более неожиданное время. (Рамочный контроль!)
Если позволяют технические возможности (имеется в наличии прибор ночного видения), очень поучительно для кинолога понаблюдать за поиском собаки в полной темноте. Хотя мы все и знаем, что для собаки нюх важнее зрения, но по-настоящему это понимаешь только после такого эксперимента.
И последнее наблюдение: опытная собака во время поиска своим поведением (но не обозначением, конечно) явно выделяет не только запах РВ, но и все вещества (предметы), которым с её точки зрения «здесь не место», которых она раньше в подобных местах не встречала. Иногда это бывает очень и очень полезно.


Вы здесь » ФОРУМ ЛЮБИТЕЛЕЙ СОБАК ПОВОЛЖЬЯ » Кормление,обучение,психология собаки » Работа-игра.Дрессировка собак-детекторов запаха.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC